НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Сцены супружеской жизни

Kinomania.ru , 10 февраля 2014, 11:23:52 33
В начале февраля в блоге журналиста The New York Times Николаса Кристофа было опубликовано открытое письмо Дилан Фэрроу, приёмной дочери Мии Фэрроу и Вуди Аллена, где режиссёр был обвинён в сексуальном насилии. 7 февраля Аллен написал ответное письмо. Предлагаем вашему вниманию их перевод.

Открытое письмо Дилан Фэрроу


(Примечание журналиста Николаса Кристофа: В 1993 году обвинения в адрес Вуди Аллена в насилии по отношению к собственной приёмной дочери, Дилан Фэрроу, стали поводом для многочисленных газетных заголовков как часть сенсационного скандала — разрыва между двумя знаменитостями, Алленом и его подругой Мией Фэрроу. Число статей на эту тему не поддаётся подсчету, но сейчас Дилан Фэрроу впервые самолично написала об этом с расчетом на широкую аудиторию. Важно отметить, что Вуди Аллена по этому вопросу не преследовали в судебном порядке, и он продолжает отрицать свою неправоту; в его пользу говорит презумпция невиновности. Зачем в таком случае публиковать информацию о давнем деле в своем блоге? Во-первых, потому, что вручение Аллену почетного «Золотого глобуса» вызвало споры о правомерности награды. Во-вторых, потому, что в основе вопроса лежит не просто личная жизнь знаменитости, но сексуальное насилие. Наконец, потому, что многие люди по обе стороны баррикад с чрезвычайным рвением обсуждают эти события, но мы так и не слышали речи молодой женщины, находившейся в самом их сердце. Я уже написал на эту тему колонку, но пришло время выслушать историю Дилан от первого лица.) 

Какой фильм Вуди Аллена вы любите больше всего? Прежде чем ответить на этот вопрос, имейте в виду: когда мне было семь лет, Вуди Аллен взял меня за руку и отвёл на мрачный, напоминающий чулан чердак на втором этаже нашего дома. Он велел мне лечь на живот и поиграть с набором игрушечных поездов, принадлежавших моему брату. Затем он причинил мне сексуальное насилие. Он разговаривал со мной, пока делал это, шептал, что я хорошая девочка, что это будет нашим секретом, пообещал, что мы поедем в Париж и я буду играть в его фильмах. Я помню, как пристально смотрела на поезд, концентрируясь на том, как он движется по кругу на полу чердака. По сей день мне тяжело смотреть на игрушечные поезда. 

Столько, сколько я себя помню, мой отец делал со мной вещи, не доставлявшие мне удовольствия. Мне не нравилось, как часто он пытается забрать меня у матери, братьев, сестер и друзей, чтобы побыть со мной наедине. Мне не нравилось, как он засовывал мне в рот свой большой палец. Мне не нравилось, как он брал меня к себе в постель, под простыни, будучи в одном нижнем белье. Мне не нравилось, как он прикасался губами к самому основанию моих ног и начинал вдыхать и выдыхать. Я пряталась под кроватями и запиралась в ванной, чтобы избежать подобных контактов, но он всегда находил меня. Эти вещи случались так часто, так стабильно, и так ловко скрывались от моей матери, которая защитила бы меня, если бы знала, что казались мне нормой. Я думала, все отцы ведут себя так с дочерьми. Но на чердаке случилось кое-что новое. Я больше не смогла хранить секрет. 

Когда я спросила свою мать, делал ли её отец с ней то, что Вуди Аллен сделал со мной, я искренне не знала ответа. Я также не знала, какую бурю это вскоре породит. Я не знала, что мой отец станет использовать сексуальные отношения с моей сестрой, чтобы скрыть насилие надо мной. Я не знала, что он обвинит мою мать в насаждении ложных воспоминаний у меня в голове и назовет её лгуньей — якобы чтобы защитить меня. Я не знала, что мне придётся рассказывать свою историю раз за разом, одному доктору за другим, и те будут давить в попытках дознаться, не обманываю ли я, в интересах судебных баталий, которые на тот момент были выше моего понимания. Однажды мать посадила меня и сказала, что у меня не будет проблем, если я вру — я могу просто забрать свои слова назад. Но я не могла. Это была правда. Но обвинения в сексуальном насилии в адрес сильных мира сего легко притормозить. Эксперты пытались доказать мою несостоятельность как свидетеля. Доктора пытались промыть мозги ребёнку, который был растлён. 

После того, как решением суда у моего отца отняли право видеть меня, моя мать приняла решение не возбуждать уголовное дело — несмотря на то, что, по законам штата Коннектикут, налицо был состав преступления над, если выражаться словами прокурора, беззащитной «несовершеннолетней жертвой». Вуди Аллена никогда не приговаривали к уголовной ответственности. Тот факт, что он вышел сухим из воды после того, что сделал, преследовал меня, когда я выросла. Меня терзало чувство вины при мысли о том, что я позволила ему находиться рядом с другими маленькими девочками. Я боялась телесного контакта с мужчиной. У меня развилось нарушение приёма пищи. Я начала наносить себе увечья. Мука стала ещё невыносимее стараниями Голливуда. Все, кроме нескольких человек (которыми я восхищаюсь), притворились слепцами. Большинство приняло решение оправдать себя неопределённостью — «кто знает, что случилось» — чтобы притвориться, что не случилось и вовсе ничего. Актёры возносили ему хвалы на торжественных церемониях. Его показывали по телевидению. Критики писали о нём в журналах. Каждый раз, видя его лицо — на постере, на футболке, по телевидению — я начинала искать место, где могла бы побыть и пострадать в одиночестве, чтобы скрыть панику. 

На прошлой неделе Вуди Аллена номинировали на очередной «Оскар». Но в этот раз я отказываюсь страдать. Слишком долго всеобщее признание в адрес Вуди Аллена вынуждало меня молчать. Это выглядело укором — будто бы все награды и призы были способом заставить меня замолчать и уйти. Но другие люди, пережившие сексуальное насилие, вышли на контакт со мной, чтобы поддержать и поделиться похожими страхами огласки, обвинений во лжи, обвинений в том, что их воспоминания им не принадлежат, и подарили мне повод для высказывания, просто чтобы другие также поняли, что не обязаны хранить молчание. 

На сегодняшний день я считаю, что моя жизнь сложилась удачно. Я состою в счастливом браке. Я поддерживаю связь с моими чудесными братьями и сёстрами. Моя мать нашла в себе внутренние силы, спасшие нас от хаоса, захлестнувшего семью с появлением в доме хищника. 

Но другие по-прежнему переживают боль, чувствуют себя ранимыми и пытаются собраться с духом, чтобы поделиться правдой. Для них важно любое высказывание, которое поступит из Голливуда. Что, если бы это был ваш ребёнок, Кейт БланшеттЛуис Си КейАлек Болдуин? Что, если бы речь шла о вашей семье, Эмма Стоун? Или о вашей, Скарлетт Йоханссон? Вы знали меня, когда я была маленькой девочкой, Дайан Китон. Вы успели меня забыть? 

Вуди Аллен — живое доказательство того, как наше общество обращается с жертвами сексуальных домогательств и насилия. 

Представьте себе вашу дочь, которую тащит на чердак Вуди Аллен. Представьте себе, что она проводит всю жизнь, борясь с тошнотой при упоминании его имени. Представьте себе мир, который превозносит её мучителя. 

Представили? А теперь ещё раз — какой у вас любимый фильм Вуди Аллена? 

Ответ Вуди Аллена


В прошлое воскресенье Николас Кристоф написал колонку о Дилан Фэрроу, приёмной дочери Вуди Аллена и Мии Фэрроу. Мистер Аллен написал ответное письмо по вопросу о Дилан. 

Двадцать один год тому назад, когда я впервые услышал, что Миа Фэрроу обвинила меня в растлении ребёнка, я нашёл эту мысль до того нелепой, что даже не задумался о ней всерьёз. Мы были заняты в чудовищно грязной схватке за право родительской опеки, у нас были ужасные отношения, а судебная борьба всё набирала обороты. Эгоистический подтекст её обвинений был до того прозрачен, что я даже не нанял адвоката в целях самозащиты. Мой помощник по вопросам кинобизнеса сообщил мне, что она пошла с обвинением в полицию, и что мне не помешает защитник, специализирующийся на уголовном праве. 

По наивности я думал, что дело не будет возбуждено, поскольку, разумеется, я не растлевал Дилан и любой рационально мыслящий человек мог бы понять причины использования этой уловки. Здравый смысл должен был восторжествовать. В конце концов, мне было 56 лет и ни разу до (и после) меня не обвиняли в растлении детей. Я встречался с Мией в течение двенадцати лет, и за это время она ни разу даже не пыталась обвинить меня в неверности. Но, однажды вечером, когда я заехал к ней домой в Коннектикут, чтобы провести несколько часов с детьми, будучи на игровом поле у моего преисполненного ярости противника, в доме, где присутствуют ещё полдюжины людей, когда я был на чудесной ранней стадии своих новых отношений с женщиной, которую через некоторое время возьму в жёны, — именно этот момент показался мне самым подходящим, чтобы попробовать себя в роли растлителя; даже самый скептический ум должен бы найти эту ситуацию неправдоподобной. Абсолютная нелогичность этого безумного сценария, как мне казалось, должна была определить исход дела. 

Несмотря ни на что, Миа настаивала, что я приставал к Дилан, и немедленно повела девочку к доктору на обследование. Дилан сказала доктору, что её не растлевали. Миа вывела Дилан на улицу за мороженым, и по возвращении история успела перемениться. Полиция приступила к расследованию; вот-вот должно было последовать официальное обвинение. Я с охотой согласился пройти тест на детекторе лжи и, разумеется, прошёл, поскольку мне было нечего скрывать. Я попросил Мию пройти такой же, и она отказалась. На прошлой неделе женщина по имени Стейки Нелкин, с которой я встречался много лет назад, заявила прессе, что, когда 21 год назад мы с Мией оказались в суде, та предлагала ей признаться, что не достигла совершеннолетия, когда мы состояли в отношениях, хотя это не так. Стейси отказалась. Я включил эту историю, чтобы нам всем стало ясно, с каким персонажем мы здесь имеем дело. Имея это в виду, можно себе представить, почему она отказалась пройти тест на детекторе лжи. 

Тем временем полиция Коннектикута обратилась за помощью к специальной организации, специализирующейся на подобных случаях, Клинике сексуального насилия над детьми при Больнице Йеля-Нью-Хейвена. Группа неангажированных, компетентных мужчин и женщин, к которым обратился за помощью окружной прокурор — они должны были сказать, доводить дело до суда или нет, — провели месяцы, занимаясь дотошным расследованием, общаясь со всеми, кто хоть как-то был связан с делом, и проверяя каждую возможную улику. Наконец, они выдали заключение, которое я процитирую: «Наше экспертное мнение состоит в том, что Дилан не подвергалась сексуальному насилию со стороны мистера Аллена. Далее, мы полагаем, что свидетельства Дилан, записанные на видеоплёнке, и её признания, высказанные нам лично, не имеют отношения к тому, что на самом деле с ней случилось 4 августа 1992 года... Развивая свою точку зрения, мы предлагаем три гипотезы для объяснения показаний Дилан. Во-первых, показания Дилан могут быть правдивыми, и мистер Аллен действительно растлил её; во-вторых, показания Дилан были неправдой, которую породил ум эмоционального, ранимого ребёнка, оказавшегося в центре неудавшейся семьи и переживавшего все связанные с этим стрессы; в-третьих, что Дилан была научена или подговорена своей матерью, мисс Фэрроу. Хотя мы заключаем, что Дилан не подвергалась насилию, мы не можем быть уверены касательно того, второй или третий случай в чистом виде имел место. Нам представляется, что комбинация этих двух вариантов лучше всего объясняет показания Дилан по вопросу о сексуальном насилии». 

Что может быть проще? Мистер Аллен не насиловал Дилан; скорее всего, ранимая, напуганная 7-летняя девочка была научена Мией Фэрроу. Некоторых этот итог разочаровал. Окружному прокурору не терпелось принять участие в деле со знаменитостями, а его честь Эллиотт Уилк, который вёл дело о родительской опеке, написал крайне безответственное заключение, в котором значилось, что по вопросу о растлении «мы никогда не узнаем всей правды». 

Но мы знали, поскольку это было сказано в заключении, где не осталось никакого места для гипотезы, согласно которой растление всё же имело место. Его честь Уилк был жёсток со мной и не одобрял мои отношения с Сун-И, приёмной дочерью Мии, которой на тот момент недавно исполнилось 20. Он думал, что я — мужчина средних лет, пользовательски относящийся к женщинам куда младшего возраста, что вызвало ярость Мии, несмотря на то, что она в свои 19 встречалась с уже немолодым Фрэнком Синатрой. Нужно отдать должное его чести Уилку — широкая публика относилась к моим отношениям с Сун-И столь же настороженно, но, как бы это не выглядело тогда, наши чувства были искренними; мы состоим в счастливом браке в течение 16 лет и усыновили двоих чудесных детей. (К слову говоря, после всего, что о нас писали в медиа, агентства по усыновлению и судебные инстанции, отвечающие за усыновление, подошли к нам с Сун-И с особой скрупулёзностью, и в итоге все благословили нас на то, чтобы завести детей.) 

Миа получила исключительное право на воспитание детей, и мы пошли каждый своим путём. 

Моё сердце было разбито. Мозес был на меня зол. Ронана я толком не знал, поскольку Миа не подпускала меня к нему с того момента, когда он родился; и, наконец, остаётся Дилан, которую я обожал и с которой был очень близок, и о которой Миа сказала, в ярости позвонив моей сестре: «Он забрал у меня дочь, теперь я заберу дочь у него». Я больше не видел её и не имел возможности с ней разговаривать, как бы мне того не хотелось. Я всё равно глубоко её любил, и чувствовал вину за то, что, влюбившись в Сун-И, я невольно сделал Дилан инструментом для мести. Сун-И и я предпринимали бесчисленные попытки увидеть Дилан, но Миа подавила каждую из них, прекрасно осознавая, до чего мы оба её любим, но не придавая ни малейшего значения боли и увечьям, которые нанесла маленькой девочке, чтобы удовлетворить собственное чувство мести. 

Цитирую Мозеса Фэрроу, которому на тот момент было 14: «Моя мать вдолбила мне в голову, что я должен ненавидеть отца, разрушившего семью и растлившего мою сестру». Мозесу сейчас 36, по профессии он семейный психотерапевт. «Разумеется, Вуди не растлевал мою сестру», — сказал он, — «Она любила его и с нетерпением ждала каждой встречи с ним, когда он собирался зайти в гости. Она ни разу не пряталась от него, пока нашей матери, наконец, не удалось создать атмосферу страха и ненависти по отношению к нему». Дилан было 7, Ронану было 4, и это была, согласно Мозесу, генеральная линия партии из года в год. 

На секунду остановлюсь, чтобы прокомментировать ситуацию с Ронаном. Мой ли он сын или, как утверждает Миа, Фрэнка Синатры? Признаться, он очень похож на Фрэнка голубыми глазами и чертами лица; если так, о чём это говорит? Что в ходе суда Миа лгала под присягой, представляя Ронана моим ребёнком? Даже если отец — не Фрэнк, сама возможность, о которой она говорит, свидетельствует, что она состояла с ним в тайной интимной связи, пока мы ещё были парой. Не говоря уж обо всех алиментах, какие я выплатил. Выходит, я давал деньги на то, чтобы вырастить сына Фрэнка? Ещё раз я прошу задуматься о прямоте и искренности человека, таким образом распоряжающегося своей жизнью. 

Прошёл 21 год, и Дилан публично высказывает обвинения, которые по заключению экспертов из Йеля оказались ложными. Плюс несколько творческих дополнений, которые магическим образом возникли из ниоткуда за прошедшие годы. 

Не то, чтобы я сомневаюсь, что Дилан верит, будто её растлили, но речь идёт о 7-летнем ранимом ребёнке, которому властная мать говорит ненавидеть своего отца — монстра, надругавшегося над ней; так ли невероятно, что, по прошествии лет, в течение которых Миа рассказывала всё ту же историю, та, наконец, пустила корни? Случайное ли совпадение, что эксперты из Йеля выдвинули теорию «обучения матерью» ещё 21 год тому назад? Даже выбор того места, где фальшивое растление якобы имело место, оказался неудачным, но примечательным. Миа выбрала чердак своего загородного дома — место, куда, как она прекрасно понимала, я бы никогда не пошёл добровольно, поскольку это маленькая, жутковатая, закрытая со всех сторон комнатка, где невозможно выпрямиться в полный рост, а я страдаю от сильной клаустрофобии. Один или два раза за всю жизнь она просила меня сходить туда за чем-нибудь, и я был вынужден сбегать обратно как можно быстрее. Нет сомнения, что мысль о чердаке появилась у неё благодаря песне Дори Превин «With My Daddy in the Attic» («С моим папочкой на чердаке»). Песня вошла в тот же альбом, что и песня, написанная Дори о Мие, предавшей их дружбу и укравшей у неё мужа, Андре, — «Beware of Young Girls» («Берегитесь юных девиц»). Может возникнуть вопрос: писала ли Дилан своё открытое письмо, или ей как минимум помогла её мать? Отдаёт ли письмо должное самой Дилан, или всего лишь служит средством жалкой борьбы, которую ведёт Миа? Цель этого письма — запятнать меня клеветой. В нём присутствует даже глупая попытка причинить мне профессиональный ущерб, обратившись к кинозвёздам, — здесь попахивает Мией, а не Дилан. 

В конце концов, если для Дилан было столь важно высказаться публично, это уже случилось несколькими месяцами ранее в Vanity Fair. Опять процитирую Мозеса Фэрроу: «Зная, что моя мать регулярно использовала нас, подобно пешкам, я не могу верить ничему, исходящему от одного из членов семьи». Наконец, верит ли сама Миа, что я растлил её дочь? Здравый смысл подскажет, даст ли мать девочки, в 7-летнем возрасте подвергшейся сексуальному насилию (довольно жуткое преступление), разрешение на использование видеофрагмента со своим участием в целях восхваления насильника на «Золотом глобусе»? 

Разумеется, я не растлевал Дилан. Я любил её, и надеюсь, что однажды она поймёт, что была обманута, имея любящего отца и мать-эксплуататора, больше озабоченную своим гноящимся гневом, чем благополучием дочери. Тот факт, что эту прекрасную молодую женщину научили ненавидеть своего отца и считать его растлителем, уже стал для неё ударом, и мы с Сун-И надеемся, что однажды она поймёт, кто оказался жертвой, и войдёт с нами в контакт, как это сделал Мозес — ко взаимной радости и удовольствию. Никто не пытается помешать жертвам насилия высказываться о случившемся, но нужно иметь в виду, что есть люди, которых обвиняют несправедливо, и это также приносит колоссальный вред. (Эта статья будет моим последним высказыванием по вопросу, и никто не имеет впредь права говорить от моего имени на эту тему с каких бы то ни было позиций. Достаточно людей уже успели пострадать.)

© Перевод Арсения Князькова






КОММЕНТАРИИ 33
Мда... Если у Вуди действительно сильная клаустрофобия, то растление действительно не могло иметь место. Очень сложно представить человека, боящегося замкнутого пространства и, при этом, получающего удовольствие от занятия страшными вещами с ребенком в небольшой комнатке без окон и дверей.
Все покупается и все продается.
У Вуди во всех фильмах есть тема секса, при чем имеет характер желания попробовать извращения, которое пресекается физической неспособностью к этому действию.
Был как-то у него на лекции. Все шутки только про нацистов, секс и идиотов Нью-Йорка.
И что? А у кого из великих режиссеров нет темы секса в кино? Как это подтверждает, что Вуди растлил собственную дочь?
Многие режиссеры делают в кино то, что никогда не сделают в реальной жизни. Если учесть факт не исполнения всех фантазий и желаний в его картинах, возникает вопрос о двух сторонах медали, прям по Фрейду.
Проблема с его дочерью - его личная проблема, меня она не касается.
И не только режиссеры. Я, например, не могу понять, что позволяет очень хорошим актерам и актрисам, играющим в сериале "Американская история ужаса", творить, даже в кино, тот ужас, что они делают в сериале. Но Я что-то не припомню в его фильмах страстей взрослых мужчин по отношению к маленьким девочкам?
по вашей логике каждый режиссёр/актёр игравший убийцу - потенциально опасный индивид. ЗЫ
Элайджу Вуда уже сейчас нужно посадить в тюрьму?
Читала интервью их родного сына, говорит, Миа настраивала их против Вуди и он ни в чем не виноват. Так что сейчас уже вряд ли что-то можно доказать и выяснить, было ли растление. Но женитьба Аллена на приемной дочери не в его пользу говорит. Да и вообще, мне кажется он...со странностями. Впрочем, как и Фэрроу. Наусыновляла ораву детей, и в итоге одна дочь вышла за ее бывшего, другую он якобы насиловал, сын ее знать не хочет.
Конечно же, всегда во всем виноваты женщины, а мужчина (гений кинематографа!) ни в коем случае не может сотворить чего-то непристойного.
То есть Вуди - всего лишь со странностями, а Миа - и наусыновляла, и понастраивала против...
Да, да, всегда во всем виноваты женщины, либо их вина больше...
Никто не говорит, что не может! Просто с фактами не поспоришь. И, Я думаю, сыну Вуди виднее, что там произошло и как вела себя его мать по отношении к отцу. К сожалению, довольно часто обида и ревность застилают женщинам глаза, лишая всяческого зравого смысла их мысли, слова и, самое главное, поступки. Возможно, Вуди очень сильно обидел Мию чем-либо и последняя не нашла ничего лучше, чем лишить его самого дорого - детей. И не просто лишить, но заставить их ненавидеть отца. Не секрет, что маленькие дети особенно расположены к внушению того, чего не было или было не так ими интерпретировано. В результате, Мия добилась того, чего так хотела: заставила дочь поверить в ужасные действия отца. Это, одновременно, и прекрасный способ опорочить в глазах общественности очень известного режиссера (в идеале - лишить его возможности творить) и гарантия того, что дочь никогда не будет видеться с отцом.
Не надо преувеличивать. Я сама женщина, на минуточку. Но конкретно в этой ситуации вина Фэрроу МОЖЕТ БЫТЬ не меньше вины Вуди, которого я, кстати, гением отнюдь не считаю, и фильмы его я не люблю. Я ни слова не написала, что считаю Вуди невиновным - повторяю еще раз, он женился на приемной дочери, и это уже конкретно попахивает педофилией. Но доказать сейчас уже в любом случае ничего нельзя, в случае с Дилан.
А что до Фэрроу - я считаю, что она повела себя безответственно, взяв на себя такой груз и в итоге не сумев нести его как следует. А случаи, когда бывшие жены настраивают детей против бывших мужей, увы, очень распространенное явление.
Ваша аватарка вводит в заблуждение:)). Я о том, что женщина больше склонна к мести, в случае, если мужчина сделал ей больно. Довольно редко услышишь, что мужчина настраивает против матери своих детей, не правда ли?:) Да, возможно, Вуди причинил ей боль, но детей-то собственных не растлевал. Что до связи с собственной приемной дочерью, то, думается, ее никто не заставляет силой жить с ним столько лет.
Просто для проформы поправлю одно распространённое заблуждение: будущая супруга Аллена не была его приёмной дочерью, она приёмная дочь Андре Превина (известного дирижёра), и Аллен, который никогда не жил в одной квартире с Фэрроу, в её воспитании участия не принимал.
Ruakiao
Я отвечала не Вам, а Варис. С Вами я полностью согласна.
Да я знаю, что вы девушка, тут почти все уже как бы знакомы )))
Но меня очень огорчает позиция что да, мужчина возможно виновен, но уж женщина-то при этом непременно в чем-то виновна тоже".
Это проявление мизогинии, которое встречается часто. Знаете, в духе "она сама виновата, что её изнасиловали, нечего было в короткой юбке вечером гулять".
А что бывший супруг настраивает детей против матери - вовсе не редкое явление, к сожалению...
Ну, конкретно в этом случае я считаю, что Миа тоже несет ответственность за происходящее. Как и Вуди - тут просто не может быть виновен один родитель. Но факт совращения Дилан Алленом так и не был доказан, как ни крути. Я не понимаю, почему Миа отказалась пройти полиграф - вот это-то и меня и настораживает и заставляет считать Аллена именно возможно виновным в изнасиловании.
А насчет "короткой юбки вечером" это совершенно другой разговор, который меня просто до белого каления доводит. Я бы всех этих морализаторов долбаных, у которых нет красивых ног - или девушек с красивыми ногами - в резервации бы сгоняла пожизненно и не выпускала в цивилизованное общество.
Полански тоже великий режиссёр- что, фильмы его стали хуже оттого, что он педофил? Просто отношение моё к нему изменилось в худшую сторону, и всё, а работы его я пересматриваю и буду это делать, и друзьям своим рекомендовать.
А я вот не буду ...как-то так.
да не было там педофилии - переспал с проституткой, которая выглядела старше своих лет, а когда она узнала, кто он, решила прославится на весь мир и заварила всю эту кашу.
Винтерберг... Охота...
Охота... Винтерберг...
Презумпция невиновности на его стороне конечно. Да и проверку на полиграфе он прошел, судя по письму незадолго после заявлений и девочки врачам и матери о сексуальном насилии, что показало что проверка прошла успешно. Хорошо все изложено в его ответном письме и по-моему нет ничего, чтобы говорило о том, что он регрессивный педофил, хотя если у него конечно были постоянные страхи, стресс и агрессивность и у нас на лекциях говорили, что этот тип извращенцев зачастую может обладать кучей фобий. Но мне почему то кажется, что это чепуха, просто обвинили человека, устроили ему скандал и обеспечили плохой пиар, хоть и не буду отрицать, что он может оказаться настолько нехорошим.
Если он прошел детектор лжи, а Фэрроу отказалась - о чем здесь говорить? А так-то обвинить можно в чем угодно. Давайте обвиним его в убийстве 100 людей и каннибализме.
Можем обвинить его в убийстве 100 людей и каннибализме, а ещё можем вспомнить фильмы где некоторые герои умудрялись лгать на детекторе лжи. Можем вспомнить про возможности гипноза и всего остального, но это всего лишь
фантазия. Или нет ?!
Обмануть детектор лжи практически невозможно. Именно поэтому Фэрроу и не согласилась его пройти, а Аллен согласился. На мой взгляд, ситуация совершенно прозрачная.
самое смешное, что все верят в написанное Алленом - что он прошел детектор лжи, что у него клаустрофобия, при том, что возможность того, что эти слова полная ложь, такая же, как и у слов его жены и дочери. т.е. люди без доказательств склонны больше доверять кумирам или известным личностям. именно этим и пользуются многие из них. Ты пишешь - что проходил тест на детекторе когда-то очень давно, а что тогда мешает пройти его снова сейчас? очень много отговорок. хотя, я тоже за презумпцию невиновности. но вот только многие здесь ее трактуют специфическим образом - что мол Аллен то невиновен, а вот жена его еще как
Причем здесь кому мы верим или нет. Есть факты. Человека обвинили, он сказал, что не виновен. В доказательство этого прошел допрос на детекторе лжи. Было досудебное разбирательство, по результатам которого он тоже был признан невиновным. Что еще необходимо? Про его клаустрофобию известно давным-давно.

Ты пишешь - что проходил тест на детекторе когда-то очень давно, а что тогда мешает пройти его снова сейчас?


А что мешает каждый день ему проходить тест на детекторе? Странная постановка вопроса.
Какие факты, вы их видели))? Или утверждения Вуди для вас есть факты? Я конечно же не говорю о том, что он врет и т.д. но принимать за факты слова человека, прямо так сходу, это не дело. Кто его знает, что там было. Он говорил в письме, что просил Мию пройти тест на полиграфе...мало ли что он говорил))
И напоследок, если я правильно понял. Последняя комиссия не исключала факт растления дочери. p.s. А в общем мне в принципе нет дела ни до Вуди А. ни до его дочек. Своих проблем хватает)
вопрос... а за чем на киномании данная тема? вроде бы не формат нтв и спиденфо
ответ... дабы поклонники большой стирки самоотверженно ринулись копаться в грязном белье старого еврея
как-бЭ формат киномании мне казалось не затрагивает "кто там с кем и сколько раз... " ибо о творчесской состовляющей разных деятелей мы судим по их работам а не "жизненным подвигам и достижениям..."
Ура, "Жасмин" уже в качестве вышел, оказывается !
Ага, еще на прошлой неделе посмотрели )
браво, коллега!
Прекрасный коммент!

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер