НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Журналист из лондонского «глянца» Том Ронстадт (Джон Симм), дописавшийся до позорного изгнания, возвращается в родной городок, где сестра Нэнси (Оливия Колман) из последних сил ухаживает за отцом (Джим Бродбент). У Тома профессиональное заболевание столичного «выдохшегося злобного писаки». Симптомы всем известны: наркотики, боязнь серьёзных отношений, отягощённая потребительским отношением к слабому полу, рабская зависимость от репутации и парение между небом и землей, за которое обычно принимают подвешенное состояние и стресс. Сестра выслушивает приветственный скулёж, сообщает, что у отца болезнь Альцгеймера, а на утро, собрав сумку, уезжает выпустить пар на братском Lotus’е.

Том нянчится с больным папой, вспоминая их последний контакт. Тогда Сэм Ронстадт жестоко избил сына, застукав его, копающимся в его личных бумагах, да так сильно, что сын на утро весь в синяках уехал покорять Лондон и вернулся только 18 лет спустя. Тот инцидент (отец никогда прежде не позволял себе ничего подобного) и файл с фамилией «Метцлер», из-за которого так легко воспламенился Сэм, не идут из Томовой головы. Отсюда стартует детективный квест в прошлое, которое Том ворошит голыми руками почти на трезвую голову (попытка купить наркотики заканчивается провалом). У отца, журналиста городской газеты, была какая-то тайна. Сейчас от неё остался секретный депозит на очень серьёзную сумму, а человек по фамилии Метцлер теперь возглавляет городской совет.

Давняя, восходящая к Шекспиру, британская традиция изображения патриарха, которого на этом свете держат только грехи прошлого, решена в «Изгнании» с помощью вечнозелёной драматургической конструкции: герой возвращается из большого города в сонную лакуну собственного детства, к которой претензий теперь явно больше, чем ностальгии. Автор культовых «Бесстыдников» Пол Эбботт снабжает сюжет дополнительными тормозными колодками — болезнью Альцгеймера. Смотреть на это не очень приятно, особенно в формате вечернего телешоу, но именно Альцгеймер кажется сначала основным полигоном сериала. Журналистское расследование стартует чуть позже и без спешки доезжает до финала, привезя на капоте не только грех коррупции, но и страшную семейную тайну, заставляющую вспомнить чуть ли не продукцию культовых земляков из Hammer Film. За отведённые три эпизода Том не только успевает расшатать городскую правящую вертикаль, но узнать о себе переворачивающие сознание вещи.

На «Изгнание», которое шло на BBC One в 2011 году, конкуренты из ITV через год ответили подозрительно похожим «Городом» с Эндрю Скоттом, приехавшим на похороны родителей и оставшимся расследовать их странное самоубийство, а Channel 4 снял своё телешоу про болезнь Альцгеймера — «Страх» с выдающимся Питером Мулланом в роли эдакого современного Наки Томпсона из Брайтона, полулегального хозяина города, стремительно теряющего контакт с реальностью. Все имеющиеся параллели и рифмы льют воду на мельницу, возведённую Полом Эбботтом. Ещё пару лет и «Изгнание», прожившее всего три майских дня на главном британском канале, окончательно забудут, даже не смотря на выдающиеся роли центральной троицы Симм/Бродбент/Колман. Сериал, не будучи ни продлённым, ни отмеченным призами (в отличие от того же «Страха»), уже на кладбище благородных английских телешоу, причём явно не на центральной аллее. На самом же деле, именно такими универсальными проектами зарабатывается репутация. В данном случае, не только Эбботта, но и всего британского телепрома.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер