НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Игорь Ковалев: «Оскар» — это лотерея. А я в лотереи не играю»

Николай Корнацкий, 26 марта 2016, 13:05:47 1
Мультфильм «До любви» Игоря Ковалева уже взял гран-при анимационных фестивалей в Суздале и Утрехте. И это только начало — «До любви» имеет все шансы стать главным фестивальным хитом этого года, каким был «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита в прошлом.

Игорь Ковалев — фигура практически культовая, но почти неизвестная широким массам, хотя его точно должны помнить по проектам почти 30-летней давности — Ковалев начинал свою карьеру в Киеве аниматором на фильмах Давида Черкасского («Приключения капитана Врунгеля», «Доктор Айболит») и Владимира Дахно («Самый главный воробей», «Как казаки на свадьбе гуляли»). Уже в Москве у него сложился удачный творческий тандем с Александром Татарским — Ковалев был художником на «Пластилиновой вороне», сценаристом «Обратной стороны Луны», сорежиссером по сериалу «Следствие ведут колобки». Опять же вместе с Татарским в 1988 году они основали «Пилот» — первую независимую анимационную студию в стране.

В 1990 году авторский фильм Ковалева «Его жена курица» отобрали в короткометражный конкурс Канн. Приз тогда ему не достался, зато удалось завязать контакт с американским продюсером Габором Чупо. Игорь Ковалев получает работу на его студии Klasky Csupo и уезжает из России. Там он активно занимается сериалами («Ох уж эти детки» и «ААА! Реальный монстры»), снимает полнометражную адаптацию «Деток» — «Карапузы», которая при бюджете в $24 млн собирает в мировом прокате больше 140. 

В то же время Ковалев не забывает об авторских проектах — так, снятое на Klasky Csupo «Молоко» (также как и «Его жена курица») попадают в список из 50 лучших короткометражных мультфильмов, созданных за последние 50 лет (этот топ составляла Международная ассоциация анимационного кино по случаю своего 50-летия). 

В начале 2010-х режиссер возвращается в Россию и запускает на студии Bazelevs Тимура Бекмамбетова анимационный сериал «Алиса знает, что делать!» по мотивам произведений Кира Булычева. И здесь же, на базе Bazelevs делает «До любви». 

«Киномания» расспросила режиссера как о новом мультфильме, так и о ситуации в российской анимации. 

Расскажите немного, как создавался мультфильм? 

Это старый замысел, который долго созревал. Я только что прочитал в одной из газет, что работал над ним 10 лет (смеется). Последний мой авторский мультфильм был 10 лет назад — это правда. А сценарий «До любви» был написан лет 8 назад, лежал долго, потому что казался неинтересным, устаревшим, и лишь год назад я решил к нему вернуться и осуществить.


А почему изменили свое отношение? 

Вот не знаю, так звезды сошлись. Вообще, это редкость — у меня нет практики писать в стол. Идей много, да. Они долго ждут своего часа, но готовых сценариев в загашнике я не держу. 

Помните, как пришла идея этого фильма? 

Честно, это был настолько давно, что я уже не помню. Обычно мои фильмы начинаются с какой-то маленькой детали, которая тянет за собой другие, и замысел разрастется как снежный ком. Помню, что линия мужчины и женщины появилась почти сразу, затем уже добавился соперник, любовный треугольник, адюльтер, убийство и далее по списку — примерно так. Могу еще точно сказать, что я был в небольшой депрессии, когда придумывал фильм (смеется). 

Я знаю, что после показа в Суздале мультфильм породил множество версий относительно происходящего. Вы специально не раскрываете всех карт? 

Уверен: в «До любви» — самая простая, самая «классическая» история из всех моих авторских мультфильмов. Те же «Молоко», «Андрей Свислоцкий», «Его жена курица» «считываются» намного труднее. 

Изначальная идея у меня всегда очень простая. Потом я начинаю играть с ней, выбираю, какие моменты достойны того, чтобы их визуализировать, а какие не нужны и ими можно пожертвовать. В этом и есть смысл творческого процесса — собрать гармонично этот пазл. 

Делаю ли я это все специально? Да, конечно! (смеется) Вообще, как мне кажется, любой художник, если он хочет заниматься настоящим искусством, должен стремиться сделать так, чтобы о его фильме, книге, картине долго размышляли. Если заложен только один смысл, то тогда это произведение нельзя назвать искусством. Смыслов должно быть много. И пусть не все будет очевидно после первого раза — это наоборот хорошо, когда есть стимул вернуться и проверить ощущения. 

#{quote=135}Это как с любимой книгой — ты ее можешь открыть и читать с любого места, и чувство удовольствия никак не страдает. Когда я перечитаю своих любимых писателей, Пруста или Джойса, я не всегда понимаю, что там происходит, но они все равно держат меня в напряжении. Нужно вовлекать зрителя в соучастие, чтобы он додумывал, дофантазировал то, что увидел на экране. Если в зале все реагируют одинаково — это уже неинтересно. 

Этот фильм, как и многие прочие, вы делали вместо с художником-постановщиком Дмитрием Маланичевым (еще один «пилотовец», сделавший карьеру в США — в его послужном списке есть, например, полнометражные «Симпсоны» — прим. ред.). Как вы примерно делите обязанности?

Мы с работаем Димой вместе еще с конца 1980-х годов, когда только появилась студия «Пилот»… Дима блестящий художник в отличие от меня — я сейчас не кокетничаю. Для меня художник — это тот, кто рисует постоянно, как Пикассо — ни дня без карандаша. А я прежде всего режиссер. Как мы делим сферы? Я придумываю композицию, дизайн, а Дима помогает мне с цветом, освещенностью, текстурой, с пространством. Для меня он идеальный партнер — я сам лично цвет не очень чувствую. Все говорят, что в «До любви» прекрасная цветовая гамма — так это полностью Димина заслуга. 

И вы, и Дмитрий стали как-то совсем мало делать авторских фильмов. Почему так? 

Предыдущий фильм «Молоко» я сделал 10 лет назад, и все это время работал над сериалами, полными метрами, немного преподавал. Что до Димы, он вообще авторские фильмы за всю свою карьеру художника делал только со мной. Причины, в общем, понятные. Зарабатывать на жизнь надо. Стоящие идеи приходят не так часто. Плюс я стал с годами ленивый и медлительный. Когда я был моложе, все шло легче и быстрее. Сейчас все силы уходят на написание сценария и на собственно фильм уже не остается (смеется). И это не только моя проблема — я общаюсь с другими режиссерами, у многих происходит что-то подобное.Вы уже несколько лет работаете на сериалом «Алиса знает, что делать!» компании Bazelevs, а вообще вы навсегда вернулись в Россию? 

Знаете, начиная с детства, у меня такая натура — я не умею строить планы. Искренне вам скажу — я не знаю, что будет завтра. Когда я работал в России и мы сделали долгожданную студию «Пилот» — так было хорошо! И я вдруг уехал в Америку, совершенно этого не планируя. Проработав там и прожив 20 лет, я вернулся, хотя совершенно не планировал оттуда уезжать. И сейчас я не знаю, что будет завтра, все зависит от обстоятельств, но в принципе я вам скажу — я там, где могу работать. Вот где мне комфортно — там и буду, хоть в Африке. 

Сейчас в России бум коммерческой анимации — «Маша и Медведь», «Смешарики», «Лунтик». Вы сами к этому приложили руку с «Алисой». Как считаете — это всерьез и надолго? 

Да, слава Богу, что появилось сериалы, из них порядка пяти даже завоевали настоящую популярность у детей. Их стало много, если сравнивать с тем что было, но по сравнению с Америкой или Японией все еще очень мало. И это отставание — оно понятно. У нас не было никогда культуры такого кино. Была (и есть) очень хорошая школа анимации — вокруг «Союзмультфильма» прежде всего, но качественные сериалы — это немного другое. И дело, как мне кажется, не столько в деньгах. Это вообще исторически повелось, что изобразительное искусство в западных странах и на Востоке мощнее развито. Это мое субъективное мнение. 

Авторской анимации тоже стало больше. Я не был в Суздале в этом году, но знаю программу, потому что состою в комиссии «Икара». Буквально на днях я вернулся с фестиваля в Голландии — и могу сказать, что это совершенно разные уровни. Я не говорю, что там лучше, а у нас хуже. Я вообще такими категориями не мыслю. Вопрос в горизонте мышления. 

#{quote=136}Нет взрослости, нет жесткости. Когда я приезжаю на западные фестивали, там есть фильмы разные — и прекрасные и не очень, но чувствуется самовыражение, желание что-то сказать, перевернуть. Не то что бы у нас совсем этого нет — есть, но крайне-крайне мало. 

А не могли бы выделить тех, кто вам нравится? Из российских аниматоров. 

Есть молодые авторы, которые выделяются на общем фоне. Дина Великовская, например — у нее в прошлом году был прекрасный фильм «Про маму», а в этом — трогательная, очень личная «Кукушка». У Наташи Чернышовой хороший фильм «Паутинка»… Вообще мне кажется, будущее за молодыми. Только молодые художники двигают искусство вперед — мэтры же совершенствуют себя по большей части. 

На анимационных фестивалях меня больше всего прельщает именно программы дебютного и студенческого кино — у ребят мало опыта, но есть свежесть взгляда. Я как художник этим подпитываюсь постоянно. 

Вернемся к фильму. В копилке «До любви» уже две главные награды. Вы знаете, какие еще фестивали впереди? 

Из больших смотров фильм уже отобрал Загреб, Анси, польский фестиваль в Познани — Аниматор, чешский в Злине. Это из тех, что помню — список большой.

Понятно, что рано загадывать, но как насчет «Оскара» — будете подавать заявку? Как считаете, есть ли шансы у «До любви» повторить успех фильма Константина Бронзита?

Уверен, что делать этого не буду. Вы не подумайте, что я какой-то сноб, но я совершенно никак не отношусь к награде «Оскар» — будь то в игровом или анимационном кино. Во-первых, это лотерея, а мне не нравится участвовать в лотереях, а во-вторых — мне не близок «оскаровский» формат. 

Я понимаю, что на «Оскаре» бывают и очень интересные фильмы, но все-таки Американская академия выделяет кино зрительское, а авторское — предпочитает игнорировать. Фильмы, которые получают призы в Каннах, Венеции, Берлине практически в 90% случаев не отбираются на «Оскар». При этом из лауреатов премии просто считанные единицы попадают в историю кино. Для меня гораздо важнее получить награду на хорошем анимационном фестивале, или же на Каннском, Берлинском, чем там.






КОММЕНТАРИИ 1
Смотрел по Культуре о Татарском, где Ковалёв был главным его историком. Канны для любого фильма предпочтительнее Оскара, ибо ближе к искусству.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер