НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Алексей Чадов: «Даже самый суровый человек в профессии нуждается в комплименте»

Вероника Скурихина, 3 ноября 2016, 23:40:32 2
Перед премьерой спортивной драмы «Молот» Киномания обсудила с Алексеем Чадовым съемки боев и неизлечимую зависимость от работы.

Я посмотрела картину буквально за день до нашего интервью и шла сегодня под впечатлением именно от того вашего образа, который был в «Молоте». И, знаете, даже мысленно делала ставку, вошли вы во вкус поддерживать такую мощную физическую форму или нет. Смотрю, не решились...

Неееет. Мне сразу после этой роли нужно было играть интеллигента, китаиста-тангутоведа у Владимира Бортко, в таких очочках, питерского профессора без пяти минут. Представляете, как бы я выглядел в этом образе качком? Мы должны меняться. Вот сейчас я вешу 75, весил на съемках «Молота» 86. И если надо будет, снова наберу. Актеры не принадлежат себе. Более того, я сейчас и сигареты курю, потому что мой герой курит. И я должен делать это в кадре убедительно. Так что сейчас вести такой образ жизни, как пару лет назад на съемках «Молота», просто невозможно.

Подобные спортивные драмы — редкость среди российского кино, но в последнее время их стало заметно больше. В прошлом году вышел «Воин», недавно — «Спарта», теперь «Молот». По-вашему, почему сейчас наступило время для таких проектов? У нас что, публика изменилась?

Мне кажется, это связано с тем, что бои ММА стали дико популярны совсем недавно — они сейчас популярнее бокса. В Америке, например, достать билеты на какой-то звездный бой просто невозможно. Думаю, ажиотаж в кино связан именно с этим. Да и просто тема интересная. Хотя это только кажется, что фильмов много. Я видел все, когда готовился к «Молоту». Мальчиком смотрел еще «Рокки», великого «Бешеного быка» с Робертом Де Ниро, потом уже «Малышку на миллион», «Али». Удачных фильмов, которые войдут в историю — или уже вошли — реально штук пять-шесть. Из последних я бы, честно, ни одну работу не отметил. Хочется влюбиться в картины на подобную тему, но не получается. Ни «Левша», ни «Боец», который вышел лет 5 назад, ни американский «Воин»... Последний нравится зрителям, но мне много чего не хватило. «Рокки» остается номером один до сих пор, я даже свою собаку назвал в его честь. Кстати, этот фильм был снят за смешной 1 миллион долларов, а собрал в прокате больше 200 миллионов и получил три «Оскара» в придачу, вот так его полюбил народ. Там героя жалко. А если бойца не жалко, если не хочется его хотя бы поддержать, то ради мышц смотреть неинтересно.

То есть я правильно поняла, что для подготовки к роли в «Молоте» вы посмотрели, как минимум, голливудскую классику?

Ну с классикой-то я давно знаком. Просто решил пересмотреть все на эту тему. Пришел на Горбушку и сказал: «Дайте мне все фильмы про бокс, спорт и про бои без правил». Мне дали вот такую пачку (показывает руками стопку высотой в свое туловище). Многие я практически сразу выключал, проходные и непонятные фильмы. Из последнего — от «Рестлера» самые приятные ощущения, крутое кино. А так считаю, что тема до конца еще не раскрыта.

А на бои ходили или хотя бы по телевизору смотрели?


Ходил, конечно, и сейчас хожу периодически. Я бокс обожаю и бои без правил. Все чемпионаты, все бои я стараюсь не пропускать.

Значит, роль в «Молоте» отчасти можно назвать исполнением мечты в каком-то смысле?


Конечно! Я вышел на ринг, 5 дней дрался с настоящим бойцом (партнер Чадова на съемочной площадке — Мелвин Манхуф, чемпион мира по MMA по версии организаций It’s Showtime 85MAX и Cage Rage — Прим.). Потом подошел к продюсеру и говорю: «Юра (Сапронов. — Прим.), по-моему, сбылась мечта идиота». У меня было ощущение, что я умру на этом ринге. Бои снимать очень тяжело. Очень. Даже Мелвин Манхуф, профессиональный боец, сказал, что это тяжело. Ты когда дерешься постоянно, у тебя три раунда по 5 минут. Ты можешь силы контролировать, распределить нагрузку, ты к этому привык. А когда 12 часов на ринге туда-сюда, туда-сюда и чтобы вены в каждом кадре торчали... Даже Мелвин сказал, что это реально не просто.

У меня, кстати, сложилось впечатление, что вы эти бои чуть ли ни в реальном времени снимали. Они длинные, но при этом с таким накалом страстей, как будто вам сказали: у вас только один дубль.


У нас было два боя. И первый, который в начале фильма, мы снимали с профессиональным каскадером Ги да Сильвой, который работает дублером на крутых голливудских проектах. И когда получаешь от такого человека комплимент, это очень приятно. Он сказал: «Очень комфортно с тобой работать. Ты хорошо чувствуешь хореографию боя. В кино любой трюк, любая драка — это танец, нужно чувствовать партнера». На что я ему сказал: «Знаешь, 10 лет балета и хореографии у станка, видимо, даром не прошли». (Смеется.)

Ну а кроме интенсивной спортивной подготовки, что еще пришлось делать, чтобы подготовиться к роли?


Знаете, гладиатора нельзя сыграть так: надел костюм и пошел. Ты должен измениться. Физически и даже химически. Я год питался совсем другими продуктами, не пил, не курил. Год пиво не пил, представляете? А я страстный любитель, наверное, как все мужчины. (Смеется.)

...особенно те, кто любит смотреть спортивные трансляции...


...особенно такие. Я не пил пиво год и в какой-то момент про него забыл даже. Оно мне перестало быть интересным, настолько во мне все поменялось, весь образ жизни. В ней остались только тренировки и постоянная борьба. Короче, это полный кошмар. Через год я устал страшно. Мне просто хотелось прийти домой, бросить сумку и немножко отдохнуть. А лучше уехать куда-то, почитать книги, посмотреть фильмы, пожить своей жизнью. Но этот образ — он и был основой фильма. Понимаете, 86 килограммов — это не мой вес. Я даже двигался по-другому, медленнее, как тяжеловес. Это нельзя сыграть, нужно стать таким. Сейчас во мне 75, и я ношусь... как обычно. Как Леша Чадов бегает, суетится, нервничает. Витя был спокойным. У него режим: встал, позавтракал, потренировался, пришел, восстановился, пообедал плотненько, потом на тренировочку, и вечером в 10-11 тебя уже аккуратненько хоп — и вырубает. Вот такая у меня жизнь была. Жизнь Виктора Строева.

А тот факт, что история «Молота» абсолютно вымышленная, не основана ни на каких реальных событиях, не связана с реальным человеком, упрощал вам актерскую задачу? Ведь не надо было никого копировать.


Великого человека сложнее играть, это большая ответственность. В «Бешеном быке» Роберт Де Ниро играет реального бойца Джейка Ламотту. И это всегда связанно с пластическим гримом. А про некоторых реальных людей вообще невозможно снимать кино: у них слишком яркая индивидуальность. Вот как сыграть Федю Емельяненко? Маску делать, как для Высоцкого? Но тут только маской не обойтись, придется и костюм делать. Или как сыграть Виктора Цоя? Лучше придумать персонажа, так проще.

Но тогда логичный вопрос: что, кроме своей изменившейся с телом органики, вы дали Виктору от себя, раз могли «строить» своего персонажа?


Я был подготовлен к этой роли не только в физическом смысле. Там же очень сильный патриотический посыл, а я сам по себе очень патриотично настроенный человек. В серьезном смысле этого слова. Я стал относиться к этому внимательно года три назад. Так что к съемкам я подошел правильно настроенным. Понимал, кто я, осознавал свою принадлежность, свою историю, своих предков. В фильме постоянно подчеркивается, что Виктор — русский боец, а мастерское владение самбо — советское наследие. Это бренд мирового уровня. И именно самбо помогает моему герою стать чемпионом, как и многим реальным бойцам. Тому же Федору Емельяненко. Это такая самобытная история, патриотичная. Так что скажу, что мне не пришлось к этой роли специально готовиться, потому что струнки уже были настроены правильно. В этом смысле мне было легко.

Когда я смотрела фильм, я прямо выписывала цитаты, которые мне показались важными для картины и для вас, Алексея Чадова. В середине ленты звучит фраза: «Витя — гладиатор, он не может без ринга». Можно ли перекинуть это выражение на вас, что вы гладиатор актерской профессии и не можете без ролей?

Разумеется. Если ты занимаешься своим делом и любишь профессию, то существовать без нее невозможно. Я страдаю, когда у меня образуются долгие паузы. Я схожу с ума в прямом смысле слова, начинаю дурковать. Это главная зависимость моей жизни. Но у бойцов сложнее: ринг, бой — это колоссальный выпуск адреналина, эмоций. Я представляю, что испытывают бойцы когда становятся чемпионами — мощнейшее ощущение, ярчайшее. Ты выходишь на ринг, и не понятно, чем это все закончится. Исход может быть и летальным, или травмы какие-то сумасшедшие. Для нормального человека это сложно даже представить. Ну и сейчас, конечно, бешеный всплеск популярности боев делает из гладиаторов звезд мирового уровня, это не может не манить.

И вот как раз вторая цитата про славу. В фильме есть две связанные между собой сцены. Первая, когда Виктор выходит из ресторана, и ему менеджер говорит: «Все за наш счет, мы болеем за вас». А потом уже в диалоге с тренером Виктор сам говорит: «Ты понимаешь, мне столько хороших напутствий в Интернете пишут, я не могу все это взять и бросить». А вам, как актеру, такие вещи важны? Поддержка в Интернете, лайки, комментарии?


Мне это необходимо. Безумно приятно, когда тебя за работу хвалят. Да даже не хвалят, что ты крутой и хороший, я сам про себя все знаю, а пишут о твоем фильме, что история работает, героев жалко, им сопереживаешь. Вот это, конечно, дико приятно. Это просто поднимает тебя в духовном смысле, хочется работать, двигаться. Но и когда ты ошибаешься, когда что-то не получается, это подстегивает не меньше, потому что тогда начинаешь разговаривать с самим собой. Но когда твою удачную работу замечают извне... Поверьте, даже самый суровый человек в профессии нуждается в комплименте. Я тоже.






КОММЕНТАРИИ 2
Бойца Алексей я вно не внимательно смотрел. Нокдаун с Кроу явно пропустил.
(Чадову все еще нужны комплименты)

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер