НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Рецензия на фильм «Большая игра»

Сергей Оболонков, 11 января 2018, 13:18:00

Сергей Оболонков  посмотрел режиссерский дебют прославленного сценариста «Социальной сети» и «Стива Джобса» и считает, что кино о «принцессе покера» вызывает противоречивые чувства.

Выдающийся сценарист Аарон Соркин дебютировал в качестве режиссера — снял биографическую драму о «принцессе покера» Молли Блум. Фильм ставился по сценарию самого Соркина — правда, в титрах упоминается соавтор: Аарон отталкивался от мемуаров Блум, опубликованных в 2014-м.

В юности Молли (Джессика Честейн) жила в Колорадо, серьезно занималась лыжным спортом и даже добилась заметных успехов, однако после травм, полученных на соревнованиях, на карьере пришлось поставить крест. В начале 2000-х Молли перебралась в Лос-Анджелес, где стала принимать участие в организации покерных игр для избранных; позже она занималась той же деятельностью в Нью-Йорке. Среди игроков, собиравшихся за столом у Молли, попадались не только знаменитости, но и мафиози, поэтому со временем «принцессой покера» заинтересовалось ФБР. Чтобы снять с себя обвинения (в том числе — и не вполне справедливые), мисс Блум обратилась за помощью к адвокату Чарли Джеффи (Идрис Эльба).

«Большая игра» (в оригинале — «Игра Молли») — ловко сделанное кино продолжительностью под два с половиной часа. Скучать не приходится, и это заслуга в равной степени Соркина (в первую очередь, пожалуй, как сценариста, а не как режиссера) и актеров. Честейн практически идеальна в роли женщины, целеустремленности которой можно только позавидовать; Эльба, пускай ему и достался, пожалуй, самый драматичный монолог за весь фильм, тут все-таки держится на втором плане, но тоже выглядит вполне уместным. Соркин же развлекает аудиторию, как только может: своими традиционными скорострельными диалогами, обилием деталей в кадре, разнообразной дополнительной информацией, которая регулярно всплывает на экране как в какой-нибудь документальной познавательной ленте.

Тем не менее, получить искреннее удовольствие от просмотра «Игры» не так-то просто. Во-первых, Соркин говорит со зрителем с такой скоростью и так напористо, что складывается ощущение: он вообще не заинтересован в том, чтобы аудитория что-то запомнила. В такой манере общения можно разглядеть демонстрацию собственной впечатляющей эрудиции, даже некоторую надменность: «Мне знакомы все эти факты, а вам нет, и в целом даже не важно, отложится ли у вас что-то в голове». Когда же Соркин ближе к финалу сбавляет темп, становится понятно, почему он этого не делал ранее: говорить медленнее у него получается с трудом. Сцена примирения Молли с отцом (Кевин Костнер), оформленная как сеанс общения с психоаналитиком, получилась скучной, неживой, не вызывающей ни малейшего доверия.

Кроме того, Соркин слишком уж очевидно занимает сторону своей героини — в жизни женщины довольно противоречивой. Когда персонаж Эльбы заявляет, что портреты Молли Блум, бизнесвуман, сделавшей имя на покерных играх с участием кинозвезд и бандитов, «должны висеть в школах», становится смешно.

В итоге поход на «Большую игру» вызывает странные противоречивые ощущения. Представьте, что вы совершаете двухчасовой перелет из города в город, и в соседнем кресле оказывается излишне разговорчивый человек, от компании которого по понятным причинам не получится избавиться. Однако попутчик проявляет себя как эрудированный и отлично формулирующий рассказчик; разговор с ним (точнее, его монолог) даже помогает скоротать время. Тем не менее, этот сеанс одностороннего общения оставляет неприятное послевкусие; потом становится понятно, что попутчик местами передергивал, говорил много лишнего, но при этом недоговаривал важное. Полет в целом получился нормальным, но хочется, чтобы на обратном пути сосед попался не таким болтливым.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер