НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Берлин-2018: Основано на реальных событиях

Михаил Моркин, 21 февраля 2018, 11:01:00

Михаил Моркин — о трех непохожих друг на друга фильмах о терроризме, показанных в рамках Берлинского кинофестиваля: «Профиле» Тимура Бекмамбетова, «Операции "Шаровая молния"» Жозе Падильи и триллере «Утёйа, 22 июля», рассказывающем о норвежских терактах 2011 года.

Одной из магистральных тем Берлинского кинофестиваля, ориентированного на самые животрепещущие вопросы современного мира, стал терроризм как социальное явление. Киноленты на эту тему, разумеется, были и в предыдущие годы, можно вспомнить хотя бы прошлогодних «Заложников» Резо Гигинеишвили, показанных вне конкурса. В программе этого года в первую неделю показали сразу три разноплановые работы, основанные на реальных трагических событиях, связанных с террором, что так или иначе говорит о том, что эта проблематика становится все более актуальной.

«Профиль» / Profile

Реж. Тимур Бекмамбетов

Panorama

Живущая в Лондоне журналистка-фрилансер Эми ищет материал, который позволит ей устроиться в штат престижного издания, вовремя оплачивать жилье и не зависеть от скуповатого бойфренда Мэтта. В итоге наспех выбранной горячей темой становится вербовка девушек в ИГ. Эми создает фиктивную страницу в Facebook на имя Мелоди Нельсон, лайкает пару казней, ставит статус «новообращенная в ислам», и уже через минуту ей начинает писать некто Абу Билель, предлагая переехать в Сирию. Постепенно героиня проникается симпатией к маскулинному Билелю, который кажется страдающей и трагической фигурой.

«Профилем» Тимур Бекмамбетов продолжает развивать жанр Screen Life, пришедший на смену приевшемуся found footage (найденная пленка). Действие «десктоп-фильмов» полностью происходит на экране компьютера, и создатель «Ночного дозора» уже спродюсировал три ленты в данной эстетике: хоррор «Убрать из друзей», комедию «Взломать блогеров» и триллер «Поиск», премьера которого недавно прошла на фестивале Sundance. Вероятно, после провала традиционного и масштабного «Бен-Гура» Бекмамбетов решил «отдохнуть» и самостоятельно снять камерное кино, не требующее больших капиталовложений.

История развивается энергично: Эми одновременно переписывается в Facebook, гуглит тьюториалы о том, как носить хиджаб в YouTube, звонит по Skype и слушает музыку в iTunes. Все приложения, составляющие визуальный ряд, умело используются в нарративе, их быстрая смена создает необходимое напряжение, однако для полного погружения в предлагаемые обстоятельства не хватает внятных мотивировок героини, поведение которой не назовешь благоразумным. Сложно поверить, что столь серьезное расследование, которое затевают Эми и ее редактор, может обойтись без множества консультаций со специалистами, а подготовку составляет пара запросов в Google. Эксперимент действительно смотрится свежо, но порой крайне нереалистично, несмотря на то, что в основу фильма легла книга французской журналистки Анны Эрель «Я была джихадисткой».

«Операция “Шаровая молния”» / 7 Days in Entebbe

Реж. Жозе Падилья

Вне конкурса

Летом 1976 года члены леворадикальных организаций «Народный фронт освобождения Палестины» и «Революционные ячейки» угнали в Уганду самолет, следовавший из Тель-Авива в Париж. Для освобождения заложников израильское правительство разработало операцию «Шаровая молния».

Бразильский режиссер Жозе Падилья, известный по дилогии «Элитный отряд» и неудачному ремейку «Робокопа», не стал выводить в центр истории одного персонажа, как это делал, например, Бен Аффлек в «Арго». В «Операции» экранное время примерно поровну разделено между немецкими (в исполнении Даниэля Брюля и Розамунд Пайк) и палестинским (у которых две реплики на весь фильм) хайджекерами и израильским правительством. Драматические эпизоды с участием множества заложников и террористов перемежаются с мелодраматическими, с участием солдата и его девушки-танцовщицы, также в фильме нашлось место карикатурному угандскому диктатору Иди Амину. Повествование мечется между сюжетными линиями, и достойного раскрытия не получает ни один из героев.

Мотивация террористов остается загадкой (зато Брюль неоднократно подчеркивает, что он не нацист, а Пайк — что она в первую очередь революционерка и только потом женщина), израильское правительство говорит многозначительными фразами, заложники мучаются, Иди Амин заливается громким смехом — в итоге не получается ни напряженного экшна, ни вдумчивой драмы, ни политического триллера. Главное достоинство картины — перекрестный монтаж освобождения заложников с современным танцем, который исполняет вышеупомянутая девушка солдата. За хореографию эпизодов отвечал Охад Нахарин, и его вклад в картину — единственное, чем «Операция “Шаровая молния”» может по-настоящему запомниться.

«Утёйа, 22 июля» / Utøya 22. juli

Реж. Эрик Поппе

Основной конкурс

Картина рассказывает о событиях, произошедших на норвежском острове Утёйа, когда 22 июля 2011 года правый террорист Андерс Беринг Брейвик напал на молодёжный летний лагерь Рабочей партии, убив в течение 73 минут 69 человек.

Один из кандидатов на «Золотого медведя», режиссер Эрик Поппе, реконструировал кошмар, произошедший в Норвегии 7 лет назад. Его картина снята одним дублем без склеек, как «Русский ковчег» или «Виктория». Персонажи фильма выдуманные, но сюжет основан на эмоциях подростков, переживших трагедию. Главная героиня — восемнадцатилетняя Кайя, пытающаяся найти сестру во время происходящей на острове стрельбы. Камера неотрывно следует за юной актрисой Андреа Бернтцен, практически не выпуская ее из поля зрения на протяжении всей атаки, которая, как и в реальной жизни, продолжается 73 минуты. Сам Брейвик указан в титрах как «Террорист» и в кадр не попадает — лишь пару раз мы видим еле различимую фигуру убийцы вдали.

Поппе реалистично и крайне достоверно изображает реакцию подростков на террористический акт: кто-то не может сдвинуться с места, кто-то бежит без оглядки, кто-то находит в себе силы помочь другим, чтобы справиться со стрессом одни плачут, другие шутят. Некоторые критики обвинили режиссера в отсутствии этики и превращении реального насилия в подобие слэшера. Фильм действительно не исследует ни причины, ни последствия произошедшего и содержит несколько крайне тяжелых сцен (впрочем, учитывая масштабы теракта, Поппе сложно обвинить в чрезмерной эксплуатации) — подобно «Дюнкерку» кино окунает с головой в состояние паники и заставляет хотя бы отдаленно представить, что пережили жертвы нападения. Нужен ли зрителям столь ужасный экспириенс — другой вопрос.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер