НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Рецензия на фильм «Сердце мира»

Алексей Филиппов, 13 июня 2018, 18:28:00 1

На завершившемся 29-м фестивале «Кинотавр» случился триумф нового фильма Натальи Мещаниновой — ему достались награды за лучший фильм, лучшую мужскую роль и приз им. Даниила Дондурея от Гильдии киноведов и кинокритиков. Алексей Филиппов объясняет, почему это важно.

Притравочная станция где-то в лесу, вдалеке от цивилизации. В загоне бродят олени, в клетках сидят почти два десятка выведенных в неволе лис со звучными именами (одного зовут Падло, другого — Кузя), водятся барсуки, козлята, есть целая клетка с алабаями. За этим животным царством ухаживает тихий ветеринар Егор (Степан Девонин) — человек с функциями, но без свойств. Всё, что про него известно, — это мать-алкоголица, с которой он находился в таких контрах, что бежал в глухомань, устроился на притравочную станцию и стал жить с её владельцем Николаем Ивановичем (Дмитрий Поднозов) и его семьей. Изо дня в день Егор делает примерно одно и то же: встал, покормил одних, других, лапу перевязал, поел, пообщался с окружающими, съездил в аптеку, если нужно, помог стравить лис и собак, которых привозят окрестные охотники, если на носу сезон.

«Сердце мира» Натальи Мещаниновой начинается с опущенной в реку ладони, намекая, что зрителю предстоит прикоснуться к происходящему на экране, совершить погружение. Уже общим местом стали дифирамбы чуткости Мещаниновой к разговорному языку — после «Комбината "Надежда"», «Аритмии» и книги рассказов, — но тут речь уже о киноязыке. Об удивительной тактильности, которая российскому кино не очень свойственна, а тут так точно передана оператором Евгением Цветковым, работавшим на «Комбинате» и «Шапито-шоу». Бегающие по маленькой комнатушке козлики; запах молока и сена; израненная самка алабая, которую Егор спасает от усыпления, приготовившись к изнуряющей терапии; фактура шерсти, травы, воды, человеческой кожи. Кажется, что всё самое важное Мещанинова рассказывает именно чрез эти «образцы», складывая очень убедительный мир без навязчивых драматических ходов и заурядных конфликтов.

Мать-алкоголичка умирает — и лесная утопия начинает рушиться. Раненная самка оказывается провозвестником краха этого эскапистского парадиза: Егор злится по поводу и без, Николай Иванович ворчит без остановки и уходит в запой, его дочь Даша (Яна Сексте), нагруженная капризным сыном, идет в атаку, мечтая о романтических отношениях с Егором, тот не может сказать ни да, ни нет. В сущности, «Сердце мира», написанное Мещаниновой вместе с соратником-режиссером Борисом Хлебниковым («Аритмия») и мужем-артистом Девониным, рассказывает о невозможности найти покой и обрести свободу. От травмы прошлого, от ответственности, от гуманизма, от чужих чувств, идей и настроения. В большинстве случаев, хватило бы и пары слов, но Егор не способен их артикулировать, даже смерть матери он скрывает как страшный секрет, выдумывая неловки отмазки и встревая в неудобные ситуации.

Главная беда Егора в том, что он — распространенный постсоветский типаж, не умеющий сформулировать или назвать проблему, воспринимающий себя как функцию. Даже в полном раздрае он продолжает колотиться, биться и выполнять работу так, будто он «сердце мира» и есть, то есть без него всё встанет и загнется. Но горькая ирония в том, что мерещащийся в сумерках «конец света» сменяется новым днем, обиды остывают, алкоголь выветривается — и снова пора вставать, кормить, перевязывать. Только если не разобраться, что именно так режет и корежит, однажды сердце и правда может остановиться.






КОММЕНТАРИИ 1
Рецензия достойная. Заинтриговали.
Но как можно придумать фразу " провозвестником краха этого эскапистского парадиза", не представляю.... Читается с раза 4-го. Ненужный заворот , совершенно.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер