НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Шпионы-бейсболисты, гангстеры и зомби

Дмитрий Молчанов, 4 августа 2018, 13:53:00

Дмитрий Молчанов — о трех разножанровых новинках недели: «Шпионской игре» с Полом Раддом, «Кодексе Готти» с Джоном Траволтой и канадском хорроре «Голодные Z» .

«Шпионская игра»

Реж. Бен Луин

В 1944 году Управление стратегических служб (через три года на его основе создадут ЦРУ) отправило в Европу Морриса «Мо» Берга (Пол Радд) — интеллектуала, эрудита, полиглота, звезду бейсбола, еврея. Его задача — при необходимости ликвидировать выдающегося немецкого физика Вернера Гейзенберга (Марк Стронг), который, по данным разведки, работает над созданием атомной бомбы. «Необходимость» предстоит определить самому Бергу — человеку сугубо гражданскому и до сей поры никого не убивавшему, однако решительному и к тому же практически добровольно напросившемуся в шпионы.

Коллеги-бейсболисты считали Мо странным парнем, и основания на то у них, по правде говоря, были: Берг сильно отличался от других игроков, упорно не прекращал играть, не желая уходить на тренерскую работу, слыл умником. Кроме того, многие считали его геем, хотя у Мо была подруга по имени Эстелла (Сиенна Миллер), связь с которой он не то чтобы скрывал, но уж точно не афишировал. Словом, Берг был вполне загадочной личностью и, разумеется, рано или поздно должен был стать героем фильма. Увы, с экранизацией самого драматичного момента его жизни все вышло как-то криво да косо. «Шпионская игра» выглядит как бедная родственница аналогичных шпионско-исторических полотен (вроде «Ложного искушения» Роберта Де Ниро) — ей хочется накинуть минимум 30-40 минут хронометража, чтобы избавить от похожести на забракованный пилот сериала, а заодно дать авторам возможность расставить уверенные точки в сюжетных линиях.

Впрочем, и это вряд ли помогло бы: густонаселенная звездами (здесь даже эпизодические роли играют известные актеры) и обставленная вроде как соответствующим времени декором, «Шпионская игра» безнадежно смахивает на шоу ряженых. В этом смысле больше всего жаль, конечно, Пола Радда, которого лишили возможности сыграть по-настоящему богатую роль — равно как жаль и зрителя, оставленного режиссером Луином и сценаристом «Спасти рядового Райана» Робертом Родатом в положении героев фильма, так и не разгадавших Мо Берга.

«Кодекс Готти»

Реж. Кевин Коннолли

Подробный, но парадоксально бессодержательный отчет о гангстерской карьере знаменитого Джона Готти (Джон Траволта) — босса семьи Гамбино, узурпировавшего власть в мафиозном клане и прослывшего в народе кем-то вроде Робина Гуда или, по меньшей мере, строгого, но справедливо некоронованного короля Нью-Йорка.

«Кодекс Готти» — кино многострадальное: его затеяли еще в 2011-м, и за прошедшее время успели перебрать несколько звезд первой величины (и даже получили иск от Джо Пеши, который готовился к роли Анджело Руджеро, но так и не получил ее), а снимать фильм собирался Ник Кассаветис. В списке претендентов на заглавную роль фигурировал Сильвестр Сталлоне (он даже вел переговоры с сыном Готти), однако семья Готти потребовала Траволту и, как почти всегда, получила то, что хотела. Последний справился с задачей превосходно и к тому же привел за собой на съемочную площадку жену и дочь (удивительно, но они сыграли жену и дочь Готти), превратив кино в трогательное семейное предприятие. Правда, фильм, снятый режиссером средней руки Коннолли, получил негативные отзывы на кинорынке в Канне и провалился в прокате.

Вышеперечисленные производственные ужасы, однако, не повод пропускать «Кодекс Готти», поскольку это тот самый случай, когда всё так плохо, что уже хорошо. Фактически это кино без сценария (спасибо Лему Доббсу, написавшему для Содерберга «Кафку», «Англичанина» и «Нокаут»), что превращает просмотр в уникальный опыт следования пунктирному нарративу. На первый взгляд кажется, что фильм, бешено скачущий по жизненным вехам Готти взад-вперед по временной линейке, вовсе не пригоден для употребления, однако со временем к этой повествовательной дикости удается привыкнуть, и бесконечные разговоры складываются в подобие причудливой абсурдистской пьесы без начала и конца. Кстати, в «Кодексе Готти» звучит произнесенная главным героем фраза, которая вполне может служить ключом к пониманию картины (помимо неизбежного сравнения с фильмами, снятыми о Готти в 90-х): «Если бы в разговорах были калории, я стал бы самым жирным в мире».

«Голодные Z»

Реж. Робин Обер

По живописным сельским просторам Квебека на удивление быстро носятся зомби. Истошно вопя, они срываются с места и пускаются в погоню за живыми, чтобы сделать их себе подобными. Время от времени зомби застывают на месте, обступив выстроенные из стульев (!) башни и будто бы о чем-то задумавшись — или принимая чей-то непонятно к чему призывающий сигнал. В этом кошмаре пытаются выжить мужчина, рассказывающий несмешные анекдоты, женщина с подозрительной раной на руке, решительная бизнес-леди, пара пожилых интеллигентных дам, маленькая девочка и еще пара персонажей.

Канадец Робин Обер, дебютировавший ярким, но удручающе подражательным детективным хоррором «Святые мученики проклятых», снял один из самых важных для поджанра фильмов: о том, что зомби-апокалипсис — это настоящая катастрофа и вообще экзистенциальный ужас, на полном серьезе предпочитают не говорить. Обер этого делать не стесняется, рискуя прослыть занудой, однако в итоге оказывается в выигрыше: «Голодные» (опустим изрядно надоевшую букву Z в русском названии, оставив ее на совести прокатчика) были признаны лучшим фильмом на прошлогоднем Fantasporto, да и без учета наград выглядят прилично. При этом набор идей новизной не отличается: здесь говорят о том, как тяжело лишить жизни обратившегося в зомби близкого человека, и сколь многих усилий стоит не расчеловечиться самому. Говорят не так явно, как в недавнем «Бремени» или выдыхающихся «Ходячих мертвецах», но зато изобретательно. Здешние живые действительно кажутся живыми (как персонажи, которым придумали интересные легенды), а прихрамывающая временами логика не портит общего впечатления.

Кроме того, Обер, похоже, за 12 лет научился справляться со своей синефильской эрудицией и склонностью к цитированию: в «Голодных» он обращается с аллюзиями куда аккуратнее и тоньше, чем в своем дебюте. И, кажется, намного больше, чем приветы именитым предшественникам, канадца беспокоят вопросы нетрадиционного использования разнообразных предметов в экстремальных условиях — например, мышеловок и аккордеона.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер