НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Дэвид и Нэйтан Зеллнеры: «Вестерны отражают то время, в которое они сделаны»

Михаил Моркин, 13 сентября 2018, 00:09:00

Создатели «Девицы» рассказали «Киномании» о своем необычном чувстве юмора и любимых вестернах, объяснили, почему их фильм считают феминистским, и раскрыли секрет успешной работы с животными.

Сегодня в прокат выходит комедийный вестерн Дэвида и Нэйтана Зеллнеров «Девица». Он рассказывает об обеспеченном простофиле Сэмюэле Алебастре (Роберт Паттинсон), который отправляется на поиски похищенной возлюбленной. Горе-пионер планирует не только вызволить Пенелопу (Миа Васиковска) из плена, но и сразу обрадовать подарками: пони по кличке Ириска, песней о любви и обручальным колечком. Алебастр настолько уверен в успехе, что нанимает в поездку алкаша-лжепроповедника (Дэвид Зеллнер), чтобы тот сразу же узаконил перед богом его союз с девушкой. Однако невеста оказывается не в восторге от спасителя.

Дэвид и Нэйтан снимают кино уже больше двадцати лет. Их предыдущие работы, «Детское» и «Кумико — охотница за сокровищами», показывали на «Сандэнсе» и в Берлине, а сами братья всю жизнь работают в столице Техаса Остине и не собираются перебираться в Голливуд. Как и другим известным братьям, им свойственны абсурдистский юмор, гротескное насилие, причудливые образы, многослойные персонажи-идиоты и достаточно грустные выводы из их приключений. В «Девице» с помощью всех этих элементов режиссеры переворачивают жанр вестерна с ног на голову.

В ваших фильмах необычное, экстравагантное чувство юмора сочетается с драматичными ситуациями. Как вы находите баланс между смешными и грустными сценами?

Дэвид: Мы действуем интуитивно. Драма вырастает из комедийных ситуаций и наоборот. Нам всегда нравились фильмы, которые нельзя четко категоризировать как стопроцентные драмы или комедии. Интересно, когда граница между жанрами размыта. Жизнь же одновременно смешна и трагична. Юмор всегда будет важной частью наших работ, он проникает в них, даже если мы этого не планировали. Но мы стараемся сразу показать зрителям, какой будет тональность фильма. Нам нравится искать баланс между юмором и пафосом, но мы руководствуемся исключительно нашей интуицией.

Ваши персонажи часто не самые приятные и умные люди.

Дэвид: Мы просто пытаемся придумать интересных персонажей и очеловечить их. У них у всех есть недостатки, и они совершают сомнительные поступки, но это все равно люди. Персонажи не обязательно должны быть приятными, но важно, чтобы они были узнаваемыми, и им можно было сопереживать. Любить их совсем не обязательно, но хочется, чтобы вы могли их понять по-человечески. Если вы создаете жизненных персонажей, то зрители начинают им сопереживать, даже если критически относятся к их решениям и поступкам. Глупость не мешает им быть сложными и многослойными.

Сценарий рождается из персонажа или идеи?

Нэйтан: По-разному. Иногда сначала рождается интересная или смешная идея, иногда — наоборот.

(Дэвид Зеллнер в фильме «Девица»)

Вестерн считается гипермаскулинным жанром, а вы так смело перевернули жанровые клише...

Дэвид: Весело брать знакомые зрителям клише и тропы и разрушать их, делая что-то совсем другое. Особенно в вестерне — самом «мачистском» жанре. Всегда интересно играться с изображением мужественности на экране. Особенно в жанре, где она является важнейшей составляющей. Мы не то чтобы изначально задавались этой целью, просто пытались отойти от стереотипов. Также это стало хорошим основанием для юмора — динамика между персонажами развивается естественно.

Критики назвали «Девицу» феминистским вестерном...

Дэвид: Вестерны отражают то время, в которое они сделаны. Мы любим вестерны, но если бы мы просто копировали то, что делали раньше, это бы не работало. Мы просто не хотели создавать одномерных персонажей: плохой парень, хороший парень, девица в беде... Хочется морального конфликта. Существует столько вестернов со скучными женскими персонажами, где героини выступают либо в качестве объекта вожделения, либо в качестве жертвы, которую главный герой должен спасти. Мы постарались создать более сложных и реалистичных персонажей.

Вы опирались на какие-то конкретные вестерны, работая над фильмом?

Дэвид: Мы старались ничего напрямую не цитировать. Но нам нравятся работы Бадда Беттикера, не знаю, насколько он у вас известен. Он снимал вестерны с Рэндальфом Скоттом. На поверхности они казались типичными для 1950-х благонравными фильмами, но там можно разглядеть много очень интересных темных подтекстов. Конечно, мы любим Серджио Леоне, «Сорок ружей» Сэмюэла Фуллера, «Джонни-гитару» Николаса Рэя. Там очень интересные женские персонажи. Кислотные вестерны 70-х. Все эти фильмы в какой-то мере переворачивали жанр.

(Джоан Кроуфорд в вестерне Николаса Рэя «Джонни-гитара»)

Последнее время вестерн снова становится смешным. На Венецианском фестивале комедийные вестерны представили братья Коэн и Жак Одиар.

Дэвид: Не знаю, чем это объяснить, но я рад, что эти режиссеры решили взглянуть на жанр с этой стороны. Еще у Тарантино очень смешные вестерны! Я так смеялся на «Омерзительной восьмерке»!

Нэйтан: Долгое время вестерн был мрачным, и фильмы были очень похожи друг на друга.

Ситуацию, которая находится в центре сюжета «Девицы», легко представить в другом жанре. Вы всегда хотели поместить ее именно в вестерн?

Дэвид: Разве что только в самом начале. Дева в беде — распространенный троп в вестерне, но в целом его можно найти во многих историях. Он был везде: от греческой мифологии до супербратьев Марио. Просто мы давно хотели снять именно вестерн.

Роберт Паттинсон в комедиях не снимался. Как вы разглядели в нем комедийный потенциал?

Дэвид: Нам просто нравились те роли, что он выбирал, и режиссеры, с которыми работал. Сэмюэль получился у него очень приземленным и реалистичным. Он хороший актер, и его комический дар виден во всех сценах. Нам нравится давать актерам новые для них роли. Так мы заигрываем с ожиданиями аудитории. Это особенно важно в случае с героем Роберта в «Девице».

Нэйтан: Мы специально не хотели брать на обе роли комедийных актеров. Для Роберта и Мии это было чем-то новым.

(Нэйтан Зеллнер в фильме в фильме «Девица»)

Сложно играть и ставить одновременно?

Дэвид: Мы уже так давно снимаем кино, что для нас уже совершенно привычно находиться и перед камерой, и за ней. Будь я один, было бы трудно, но нас-то двое. Конечно, «Девица» — наша самая масштабная постановка, но наш опыт помог нам. Мы же давно играем в своих фильмах, научились жонглировать обязанностями.

Импровизируете?

Дэвид: Иногда. В случае с «Девицей» мы придерживались сценария. Мы обычно устраиваем репетиции, и если что-то не работает, мы это переписываем. Но что-то мы придумываем уже на съемочной площадке. Так родилась, например, сцена, в которой герой Роберта пытается снять с себя гитару, а у него не получается. Или еще когда он едет на лошади, и его гитара задевает дерево.

Животные постоянно играют у вас важную роль. В короткометражках фигурируют разные собачки, в «Кумико» был кролик, в «Девице» — пони и трюк с гипнозом курицы, который уже появлялся у вас в «Детском».

Нэйтан: Мы любим животных. Гипнотизировать куриц мы научились у Вернера Херцога — вот тут у нас прямое заимствование (эпизоды с загипнотизированными курицами можно найти у немца-алекторофоба в фильмах «Знаки жизни» и «Каждый за себя, а Бог против всех» — прим. ред.). Если не заставлять животных что-то делать и позволить им быть собой, то вы добьетесь от них прекрасной игры! Они очень искренние. Но нужен точный кастинг! Для каждой абсурдной ситуации нужно подобрать животное с подходящим темпераментом, а затем дать им делать то, что они хотят, и подстроиться под них. Но у нас нет пунктика насчет животных в кадре, просто они, так или иначе, все время попадают в наши истории.

(Миа Васиковска в фильме «Девица»)

Наверняка вы в детстве снимали фильмы. О чем они были?

Нэйтан: Действительно, родители купили нам VHS-камеру где-то в середине 80-х. Мы снимали пародии на популярные тогда фильмы. Получались плохие хорроры и плохие боевики, но было весело — притворялись экшн-звездами, фальшивой кровью обливались. Постепенно выработали свой собственный голос (смеется).

О, тогда стоит ждать экшн от Зеллнеров?

Нэйтан: Мы бы хотели, конечно, снять экшн. Но это было бы нашим представлением об экшне, не забывайте (смееются). А вестерны популярны в России?

(вздыхает) С точки зрения сборов?

(смеются)

«Джанго освобожденный» и «Омерзительная восьмерка» были весьма успешны, но в целом вряд ли. Но у нас любят «Мертвеца» Джармуша.

Нэйтан: Мы обожаем «Мертвеца», все в этом фильме прекрасно.

***

 (Обращение Дэвида и Нэйтана Зеллнеров к российским зрителям)






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер