НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

«22 июля» Пола Гринграсса и «Утойя, 22 июля»: Норвежские теракты на экране

Михаил Моркин, 15 октября 2018, 15:33:00

Спустя семь лет после трагических событий в Норвегии 2011 года почти синхронно вышли две картины, пытающиеся осмыслить происшедшее. Kinomania.ru сравнивает американский и норвежский взгляд на преступления Андерса Брейвика.

Стриминг-сервис Netflix выпустил новый фильм Пола Гринграсса «22 июля», рассказывающий о террористических атаках 2011 года в Норвегии, когда националист Андерс Беринг Брейвик, выступавший против политики мультикультурализма, сначала взорвал бомбу около правительственного здания, а спустя два часа расстрелял 69 человек на острове Утойя, где находился молодежный лагерь правящей Рабочей партии. Премьера докудрамы прошла на Венецианском фестивале, а в начале года на смотре в Берлине показали другую картину об этой трагедии — норвежский триллер «Утойя, 22 июля» Эрика Поппе. Норвежский и американский подходы к изображению национальной трагедии отличаются друг от друга, но все же имеют одинаковые этические проблемы. Многие сочли, что фильмы эксплуатируют жертв и вообще выходят слишком рано.

Кадр из фильма «Утойя, 22 июля» 

Норвежская картина «Утойя, 22 июля» снята без склеек (как «Русский ковчег» или «Виктория») и представляет собой реконструкцию атаки на молодежный лагерь в реальном времени. Брейвик появляется в фильме едва различимой фигурой на дальнем плане, а главная героиня, за которой на протяжении всего хронометража следовала камера, — выдуманный персонаж, соединивший в себе черты нескольких реальных людей. Поппе показывает ужасный опыт жертв нападения: кто-то не может сдвинуться с места, кто-то бежит без оглядки, кто-то находит в себе силы помочь другим. Чтобы справиться со стрессом одни подростки плачут, другие — шутят. Стрелок в кадре практически отсутствует, и из-за отсутствия рассуждений о причинах и последствиях теракта некоторые критики обвинили режиссера в цинизме.

Гринграсс, известный по псевдореалистичной шпионской франшизе о Джейсоне Борне, — бывший журналист и не в первый раз касается темы терроризма. Ранее он сделал драмы «Кровавое воскресенье» (о расстреле ирландских демонстрантов), «Ома» (о последствиях взрыва бомбы во время Конфликта в Северной Ирландии) и «Потерянный рейс» (о захвате одного из четырех самолетов во время терактов 11 сентября). Нападение на Утойя занимает лишь первые полчаса его 142-минутой картины. Два излюбленных приема режиссера, трясущаяся ручная съемка и быстрый монтаж, создают не меньшее напряжение, чем однокадровое решение Поппе, и дают ощущение репортажа.

Кадр из фильма «22 июля» 

Режиссер и сценарист «22 июля» (Гринграсс взял за основу книгу известной норвежской журналистки Осне Сейерстад «Один из нас»), не ограничивается непосредственно терактами. В отличие от Поппе его больше интересует последствия нападения: суд над Брейвиком, которого играет известный норвежский актер Андерс Даниэльсен ЛьеПерсональный покупатель», «Осло, 31-го августа») и тяжелейшая физическая и духовная реабилитация Вильяра Ханссена (Юнас Странд Гравли), реальной жертвы теракта, в которого Брейвик выстрелил пять раз. Две вспомогательные линии рассказывают о моральной дилемме адвокате Гейра Липпестада, согласившегося защищать террориста, и премьер-министре Норвегии Йенсе Столтенберге, испытывающем чувство вины перед своим народом и ищущего верные решения.

Брейвик показан самоуверенным, нарциссичным и лишенным какого-либо раскаяния фанатиком, живущим в иллюзии собственного превосходства. Он надеется, что процесс станет для него платформой для манифеста, даст ему шанс найти единомышленников и превратит в национального героя. В некотором роде «22 июля» также становится площадкой для высказывания идей Брейвика, но финал фильма дает понять, что террорист не достиг своей цели. Тем временем Вильяр Ханссен ищет в себе силы дать показания в суде и встретиться там с Брейвиком. Сначала он не может даже смотреть в сторону убийцы своих друзей, но заканчивает речь, твердо подняв на него глаза. Вероятно, постановщик также считает, что преодолеть нанесенную Брейвиком травму нельзя, не встретившись с ним лицом к лицу.

Кадр из фильма «22 июля»

Гринграсс не углубляется в причины ненависти Брейвика и политические последствия терактов, но мимоходом показывает, продуктом какой среды является террорист. Так, мать Брейвика в одной из сцен стыдливо допускает, что ее сын-фанатик хоть и совершил ужасное преступление, все-таки «немного прав», так как «страна же идет не туда». Насилие со стороны правых экстремистов и пропаганда расовой ненависти — проблема, коснувшаяся не только Норвегии, поэтому неудивительно, что картину англичанина проспонсировал имеющий миллионы подписчиков по всему миру американский онлайн-кинотеатр Netflix. Гринграсс задействовал норвежскую съемочную группу и актеров, но говорят персонажи на английском — условность, которую можно оправдать попыткой вести диалог с максимально широкой аудиторией. 

«22 июля» доступен на русском языке на Netflix

Показ «Утойя, 22 июля» прошел 14 октября в 19:00 в рамках петербургского Фестиваля кино Северных стран






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер