НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

«Для него чувство кино было так же естественно, как для нас с вами – дышать». Никита Михалков и другие отечественные кинематографисты вспоминают Бернардо Бертолуччи

Kinomania.ru , 27 ноября 2018, 12:04:00

26 ноября не стало великого итальянского режиссера Бернардо Бертолуччи. Впрочем, в данном случае величие автора соразмерно миру, а не только Италии. Киномания попросила российских кинематографистов попробовать сформулировать степень утраты.

Александр Миндадзе, режиссер, сценарист

Бернардо Бертолуччи для меня – всегда ошеломляющие, завораживающие впечатления. Никогда не понимаю, как сделано его кино, как он добивается этой магии, которая меня притягивает и не отпускает уже много лет. Не говоря о том, что в смысловом отношении многие его фильмы являются поворотными, и после них и в смысловом, и в изобразительном аспектах многие вещи стали совсем другими, получили своих последователей. И мы только повторяем на разные лады фразы, которые он когда-то сказал впервые.

Владимир Хотиненко, режиссер, сценарист, педагог

Вообще тут можно ограничиться одной фразой: Бернардо Бертолуччи – выдающийся кинорежиссер XX-XXI вв. И влияние его на кинематограф безусловно и неоспоримо. Я не знаю, как это может нравиться/не нравиться – это даже не предмет для разговора. Бернардо Бертолуччи – выдающийся кинорежиссер фантастического совершенно таланта и свободы, причем свободы такой, настоящей и, вы знаете, даже, может, немножко хулиган. В нем вот эта нотка хулиганская всегда чувствовалась. Хулиганство для него было определенной степенью свободы. Он был очень серьезный режиссер и одновременно, с моей точки зрения, всегда немножко хулиган. Всегда это позволяло ему на все события посмотреть с какой-то своей точки зрения, очень индивидуальной, очень такой бертолуччевской. Один перечень фильмов чего стоит. Это и «Конформист», и «Последнее танго в Париже» – и говорить нечего, и «XX век», и «Под покровом небес» – тут куда ни кинь, все это такие камни, которые собирать и собирать нам. Конечно же, это потеря. Вообще титан! Просто титан. Знаете, было время титанов и, увы, оно прошло.

 

Бернардо Бертолуччи и Марлон Брандо во время съемок фильма «Последнее танго в Париже»

Никита Михалков, режиссер, актер, сценарист, продюсер

Ушел великий режиссер. Реально великий режиссер. Думаю, что он стоит в ряду Феллини, Антониони, Бергмана, хотя все они – разные. Каждая картина Бернардо Бертолуччи – это было невероятное высказывание не только по содержанию, но и по удивительной форме, уникальному киноязыку. Для него чувство кино было так же естественно, как для нас с вами дышать. И лично я каждую его картину ждал с невероятным интересом, и всегда этот интерес себя оправдывал. Это всегда было даже больше, чем ты ожидаешь. Поэтому с сожалением констатирую, что мир потерял действительно культовую фигуру в кинематографе, режиссера, не снявшего ни одной проходной, просто коммерческой или бессмысленной картины.

Кирилл Разлогов, киновед

Бернардо Бертолуччи можно считать последним из могикан великих итальянских режиссеров, которые составили славный итог не только итальянского, но и мирового кино в период интеллектуализации кинематографа и молодежного движения протеста. Он несколько моложе, чем его старшие товарищи, в частности Микеланджело Антониони, с которым он работал последние годы жизни автора «Красной пустыни», продолжая делать его картины. Бертолуччи пришел в кино тогда, когда политизация вот этого молодежного движения и протеста стала набирать силу.  В одной из своих последних картин «Мечтатели» он вспомнил об этом периоде жизни, в котором пересекались социальный протест, сексуальная революция, половое созревание.

Сделала его знаменитой вторая картина «Перед революцией», в которой предреволюционное ощущение добропорядочного буржуазного итальянского общества показано в полной мере и в очень яркой форме. Он считается первым после поколения великих, то есть после Феллини, Антониони и Висконти, вместе с Пьером Паоло Пазолини, который несколько другой по темпераменту режиссер. Одна из картин первого периода его творчества даже была в советском прокате – лента «Конформист», которая была изуродована цензурой и показана в абсолютно непонятном варианте, но потом, уже после перестройки, была выпущена в полном виде на наши экраны. Самым крупным произведением того периода и завершающим его был фильм «ХХ век», в котором он поставил перед собой задачу подвести итоги ХХ века, которые для него были связаны в свою очередь с итогами Второй мировой войны. Это большая, уже голливудского типа постановка с большими актерами, не только итальянскими, французскими, европейскими, но и американскими, где в такой эпической форме подводятся итоги целого столетия. Он кончает «ХХ век» на 45 годе, потому что дальнейшие события не последовали иллюзиям поколения того времени.

И Бертолуччи, разочаровавшись в западной цивилизации, обратился на Восток – не он один в этом плане – обратился к буддизму, сделал картину о Китае «Последний император», сделал картину «Маленький Будда». Позже он опять-таки помогал Антониони завершать его последние малобюджетные эстетские картины, оставаясь мастером почитаемым, повторяю, одним из последних великих итальянских режиссеров. Его много приглашали на фестивали, но уже в основном для получения призов за вклад в мировую культуру, вполне справедливо. И даже будучи уже тяжело больным, передвигаясь в инвалидной коляске, он находил в себе силы приезжать на фестивали, давать интервью, участвовать в событиях кинематографической жизни.

Уйдя из жизни, он оставил одно из самых крупных кинематографических наследий на рубеже ХХ-ХХI вв., которое, будем надеяться, надолго его переживет.

 

Роберт Де Ниро и Бернардо Бертолуччи на съемках фильма «ХХ век»

Михаил Брашинский, режиссер, сценарист

Это для меня очень личная потеря, поэтому слов пока нет. Умничать не время, а плакать – слова не передают. Его фильмы сделали меня тем, кто я есть. Это больше, чем кино. Если бы меня спросили марсиане про него, ну, когда надо что-то одно сказать, главное, я бы, наверное, сказал, что это единственный, возможно, во всей истории кино режиссёр, человек, который умел абстрактные идеи превращать в эротические переживания. Именно идеи – потому что работал он с ними, а не с телами или чувствами. Такой эротики взгляда и ума (это не про секс, почти всегда) я никогда не чувствовал в кинозале, и уж точно никогда больше не почувствую.

Читать дальше

Бернардо Бертолуччи, маэстро и столп итальянского кино, скончался в возрасте 77 лет

Скандал вокруг сцены из «Последнего танго в Париже»

Последний император






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер