Меланхолия Melancholia

Рейтинг
8.2 из 10
Оценок:
20
7.1
Ваш рейтинг
0 0 из 10
Меланхолия /Melancholia/

Обзор

  • Страна: Швеция, Германия, Франция, Дания
  • Год: 2011
  • Жанр: фантастика, драма
  • Продолжительность: 136 минут (2:16)
  • Бюджет: $7 400 000
В ИЗБРАННОЕ

О фильме:

Свадебная вечеринка оборачивается катастрофой вселенского масштаба: обнаруживается, что на Землю надвигается планета под названием Меланхолия. С каждым часом она все ближе, и шансов на выживание у человечества все меньше…
  • Рецензия Киномании

    Станислав Никулин

    Молодожены Жюстина (Кирстен Данст) и Майкл (Александр Скарсгард) отмечают свадьбу в шикарном загородном особняке в окружении родственников и друзей. Однако настроение невесты нельзя назвать радостным и позитивным. Жюстину мучают сомнения, неуверенность в себе, свежеиспеченном супруге, завтрашнем дне. Она делится чувствами с сестрой (Шарлотта Генсбур) и мамой (Шарлотта Рэмплинг), но они, кажется, не способны понять внутреннего надлома девушки. Тем временем, к Земле приближается огромная планета Меланхолия. Астрономы утверждают, что столкновения не случится. Но оно случится, обязательно случится...

    После болезненного человеконенавистничества «Антихриста» Ларс фон Триер, очевидно, решил не ограничиваться полунамеками, а высказаться об Апокалипсисе по полной форме, выложив все претензии, аргументы «за» и «против» на стол. Вынесенные в пролог картины сцены столкновения Земли с Меланхолией под музыку Рихарда Вагнера не просто задают настроение, но и сообщают принципиально важную вещь: никаких хэппи-эндов не предвидится, мы все умрем, оставь надежду всяк сюда входящий. Подобная стратегия крайне прямолинейна, но несет в себе очевидный катарсический запал. Режиссер искренен, пусть искренность эта и со знаком минус.

    В отличие от своих предыдущих работ, где даже крайне эмоциональные и драматичные события были обрамлены ироничными виньетками, в «Меланхолии» Триер до неприличия серьезен. Понятно, что выбранная тема задает некоторые координаты, выход за которые сошел бы за дурновкусие, но именно датчанину всегда удавалось балансировать на грани между настоящим и мнимым, страшным и смешным, пугающим и притягивающим. «Меланхолия», в этом смысле, больше похожа на философский трактат, многостраничное исследование человеческой души и хранящихся в подсознании каждого эсхатологических ожиданий. Триер здесь не просто серьезен, но и абсолютно классичен. Гениальное дуракаваляние, освоенное режиссером от и до, не находит в фильме должного применения. Его здесь попросту нет. Триер слишком увлечен собственным рассказом о том, что человечество обречено. Нюансы и детали интересуют его не сами по себе, а лишь как составные части единой мозаики. Строго говоря, в этом нет ничего плохого или предосудительного. Статус датчанина давным-давно подразумевал именно такой вид диалога со зрителем. Очевидно, Ларс на него наконец-то решился.

    При всей своей мощи и смысловой полифоничности «Меланхолия» едва ли претендует на звание творческого Эвереста режиссера. С другой стороны, после того, как о конце света снял фильм Ларс фон Триер, конец света стал более... предсказуем. Если это когда-нибудь и случится, то, думается, это произойдет именно так, как увидел это датчанин: медленно, величаво, под Рихарда Вагнера.

  • radmir
    «Меланхолия» — Melancholia (2011)

    Что такое Меланхолия? Что такое Меланхолия по Триерски? Это главный вопрос, мучающий зрителей, смотрящих красивую формой, но забегающую вперед, прелюдию, ибо это только начало, но это уже и окончание, с точкой в конце. Он отвечается не охотно. С потерей надежды всякого в кинозал входящего, но сначала утратой на любопытное авторское высказывание в первой части сюжета, где состоится провал идеальной свадьбы. Это всего лишь неуверенность, наигранность, каприз, причем инфантильный? Да, к сожалению. Но осматриваясь по сторонам жизни, мы найдем не только что-то реальное и современное в страхе Джастин, что не даст усомниться в банальной правдивости, но и эклектику самого постановщика, которая пронизывает не только драму родных, их диалоги личные и за праздничным столом, но и свое, мнение. Почему так случилось, что не лицемерная, но депрессивная девушка сама играет с чувствами на людях — она лжет, с большим трудом раздавая всем свою улыбку? И почему в последних кадрах жизни, которые героиня не желала врать для того, чтобы выглядеть пристойно — уж лучше сидеть в дамской, чем пить вино, да распевать песнь любимую в ожидании очищения — все-таки, идеализированы до сказки, как и вся картина? Но, ни это ли нам передает уныние в изолированном виде и разве не так мы, непременно живущие в замках, принимаем Меланхолию, с какой бы буквой она не писалась. И меланхолия не обязана быть мотивированна внешними обстоятельствами. Мы понимаем, что свадьба для тоскливой Джасти — это несбывшаяся попытка вылечится. Она больна уже давно, о чем в начале торжества и напоминает нам ее работодатель. Но теряет смысл и эта свадьба и 18 лунок для гольфа вместе с огромным замком и гостями, появляется обман, ритуалы пусты и противны: кому же кинуть букет невесты из этой ничего не понимающей толпы, если сон предвещал окончание пытки Джастин? Теперь нечего терять и героиня будет ждать конца благодаря тому что ее уже поглотила грусть, она опередила в этом все человечество, и жизнь, то есть существование, для нее бессмысленная тяжесть, которую скинуть бы… Но это еще впереди. Пока еще некое небесное тело, подобно на одноименной гравюре Дюрера, ярко светит, только напоминая нам об обреченности всех гостей на мнимом празднике.

    Триер по-прежнему ловок в манипуляциях, провокационен, но, что к счастью, не опускается до клоунады. Он романтичен, что даже чересчур, безусловно, для Триера, честен, о чем говорит предвосхищающая все программная увертюра, ироничен — обязательно появится следующая 19 лунка для игры в гольф — и беспощаден: не даст сестрам уйти ни с замка, ни сбежать никому с планеты. Но оставляет и нить чаяния, ведь та прекрасная звезда, движущая прямиком к Земле, должна в первую очередь поглотить нас, и может не уничтожить, а переродить?!

    Вторая часть посвящена уже сестре, Клер, но, конечно не в полной мере. На ее фоне и отождествляется Жюстин, на фоне бесподобно сыгравшей Шарлоттой Генсбур, мы и почуем истинное содрогание нашего хрупкого существования. После того, как пик недуга, а это малоподвижность, недостаточный аппетит, да бессонница, перейдет в спокойное и может быть привычное, русло для Офелии-Джастин, Клэр уйдет с головой в сильнейшую тревогу. Она-то не готова все потерять, ибо пыталась быть счастлива, но после отрицания обязательно придет принятие исхода — выхода то у нее нет: чужеродная планета должна поглотить всех… чтобы умереть от тоски.

    Изначально вычертив сюжетное построение, словно траекторию голубой звезды, Фон Триер говорит о нашем одиночестве на генетическом уровне. И конечно, мы катимся только в одном направлении, по Ларсу это и результат и диагноз. «Лишь строить волшебные пещеры». Но не счастливый ли это конец для нас? Если он так совершенен, красив и несет в себе только катарсис: мгновенное очищение и конец всем страданиям.

    Ларс фон Триер на жено- и человеконенавистничество отвечает тем, что дает именно девушке способности знать наперед, знать о том, что мы одни, стыдиться о злой, недолгой и земной жизни. А откликаясь на хандру Изольды, простите, Жюстин, словами матери «хватит мечтать Джасти», переходит — для максималиста это логично — к Апокалипсису, что втаскивает его в некий сюжетный коридор, но он искренне его заполнит чувствами и также изящно разрушит. Кстати, во многих картинах Ларс говорит о женщинах. Оно и понятно, женщинам меньше требований к терпимости в эмоциях, что в этой картине и продемонстрировано. Хотя и на заданный нами вначале вопрос режиссер отвечает давно сказанным, любопытно наблюдать, как герои реагируют на приближение катастрофы. Тем паче феноменальный актерский ансамбль выполнил без малейшего отклонения свою работу, показав в полном соответствии меткие образы: непутевый отец, неудачливый муж, все держащий под контролем муж сестры и красноречивая мать. Вот только можно пожурить политику одного из фестивалей, но это уже их дипломатия и совсем другая история.

    И если есть трактат рождению и гимн жизни Терренса Малика, то данная картина его оборотная сторона — ее реквием. Автор говорит о том счастье, что не сбылось и о земле — не ставшей нам уютным домом. А его депрессия конвертировалась, как не парадоксально, в более созидательное и масштабное творчество. Боюсь, сняв свою едва ли не лучшую картину, Ларс Фон Триер пойдет по нисходящей прямой. А может нам ждать очередного сюрприза от датчанина?

    «И наслаждайтесь жизнью, пока можешь».

    8 из 10
  • Лариса Ф.
    А я сходила в кинотеатр на "Меланхолию" трижды, и во время каждого просмотра испытывала зрительское удовольствие. По мне, первая часть очень смешная и узнаваемая. Я тоже, как и Жюстин, зарабатывала "писательством", мой противный начальник был ещё хуже Стеллана Скарсгарда и уволил с работы при сходных обстоятельствах, заявив: "Незаменимых не бывает!" Уже год безуспешно пытается найти мне адекватную замену, и я с юмором наблюдаю со стороны за его жалкими потугами. Не потому, что я такая гениальная, а потому что он не разбирается ни в чём, включая людей. Благополучие делает его слепым и бездарным: дать задание ещё может, а придумать что-то самостоятельно - нет.

    Фокус же заключается в том, что меня конец света, случись он завтра, порадовал бы, а его - вогнал в ужас, потому что у него есть деньги, внучка, строительство дачки, планы (в общем, всё то, что делало Клэр благополучной). Он, в противоположность мне, считает себя защищённым, а это - полная ерунда, поскольку в любой момент может произойти всё, что угодно, включая "армагеддонец"!

    Это я говорю к тому, что каждый при просмотре фильма или чтении книги проецирует вымышленную ситуацию на себя. Есть общее - фильм "торкает", нет - возникает недоумение, которое меня в некоторых отзывах озадачило.

    Я же считаю, что Ларс фон Триер - гений бытовых деталей. Я очень смеялась на первой части. Например, когда зять выбрасывал чемоданы любимой тёщи на улицу (помните анекдот: "Мама, вы нас уже покидаете?") Или лимузин на узенькой дорожке. Свадьбы - это же всегда фарс, парад лицемерия, набор условностей, когда люди изображают эмоции, которых не испытывают. В фильме это ещё смягчено.

    Что же касается второй, эсхатологической части, то будь я режиссёром - взяла точно такую же тональность. Обратите внимание - фильм назыается "Меланхолия" и никак иначе! И его на сто процентов пронизывает настроение меланхолии (Фрейд соотносил это настроение с безразличием), а если вы по темпераменту, скажем, холерик, то фильм способен вас только возмутить. Ищите своё, что-то вроде "Холерии".

  • GL
    Если вы не верите что Триера можно смотреть дольше 47 минут - то я очень сочувствую вашей ограниченности. Остается только один вопрос - как вас вообще занесло в зал?...

    А к рецензии Станислава Никулина добавить что-то сложно. Ларс в очередной раз признался в не любви к человечеству, признался очень красиво и искренни. Получился, этакий, дегуманистический шедевр с великолепными актерскими работами и потрясающей картинкой.

    Посмотрев это кино (как и любой другой фильм Триера) - невозможно назвать Ларса нацистом - это все равно что назвать нацистом Доктора Хауса, который практически является эмоциональным близнецом Триера. И что бы он не говорил воспринимать это буквально - просто глупо. Но даже если опустить каннский скандал - "Меланхолия" все равно бы не обошла в конкурсе "Древо жизни" Маллика. Это 2 фильма играющие на одном поле и они, во многом, схожи - только их посылы диаметрально противоположны. У Маллика он стремится к жизни, а у Триера к смерти. И как вы думаете что выбрать?.. )

Добавить рецензию:

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии