НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ
«Великую красоту» Паоло Соррентино я воспринимаю как продолжение «Сладкой жизни» Феллини. Если с героем Мастрояни мы прощались в момент выбора «сладкого» жизненного пути, то герой Тони Сервилло уже подводит итоги такого пути. Когда-то молодой писатель Джепп Гамбарделла приехал покорить Рим и окунулся в богемные удовольствия Вечного города. Прошло время, и вот уже 65-летний журналист (с романами ничего больше не вышло) понимает, что это Рим покорил его. Так же, как и его друзей – сценаристов, актеров, литераторов и пр. – стареющих богатых тусовщиков. Все они в этом городе, наполненном древностями, произведениями искусства и достопримечательностями, сами превратились в артобъекты. Смыслом жизни для них стало: показать себя. Лозунгом жизни: «Хлеба и зрелищ!» Культом – человеческое тело, которое приходится все чаще реставрировать. Джепп с приятелями свои дни и вечера проводят в очереди за уколом «раствора вечной молодости». Или за просмотром различных шоу. Ночи проводят под дискотечную музыку, сцепившись в паровозик, выплясывающий по кругу. Здесь есть свой рай. Однажды «Апостол Петр», с чемоданчиком ключей, откроет для тебя двери рая. И в ночной темноте ты увидишь прекрасное тело древнеримской статуи – идеал твоего будущего тела, твой индивидуальный рай. Есть и мечты о вечной жизни - в кино, где ты останешься живым навсегда. Надо сказать, что молодых, энергичных людей в фильме просто не существует. Все пассионарии давно уехали из стареющего Рима. Те, кто остались, тоже знают, что себя надо показывать. Вот один из них - слабоумный, вымазанный красным (кровию животворящей?), как будто кричит: «Мама, заметь меня! Я живой!». Вот девочка со старческими глазами выкрашенным телом показывает на стене ярость своего плача. Вот растерянный инфантил показывает Джеппу выставку своих ежедневных фотографий. Но места для них на стене уже нет. Что дальше? Дальше уже ничего не будет? Джепп вдруг замечает, что все, с кем он соприкасается, умирают. Это первый тревожный звоночек. Другой – почему, когда хочешь спросить священника о важном, он выдает тебе рецепты салатов? Священник плохой? Или может быть… Почему молчит Почти Святая Старица? А разговор с тобой ведет лишь присосавшийся к ней пузатый вампир. Может пора уже снова делать выбор? Можно умереть в круговороте языческой пляски. А можно - поднимаясь по ступеням «лестницы Иакова». Можно, поддавшись очарованию прекрасного Вечного города, уверять себя, что ты тоже вечен. А можно понять, что розовые фламинго прилетают в Рим только на одну ночь. Для них Рим – всего лишь краткая остановка перед большим путешествием.


ОТПРАВИТЬ РЕЦЕНЗИЮ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер