НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ
ММКФ-2016: конкурсная программа. Часть 1
28 июня 2016, 19:08:40
ММКФ-2016: конкурсная программа. Часть 1

Конкурсная программа 38-го ММКФ (или по крайней мере первая ее половина) удивляет прежде всего ориентированностью на зрителей. Три из шести уже показанных лент (всего в конкурсе участвуют 13 картин) — это жанровое кино, вполне понятное и доступное, не пытающееся раздавить аудиторию, а, напротив, даже старающееся ее немного развеселить.

Мари и неудачники / Marie et les naufragés

Режиссер Себастьян Бетбедер, 2016

Французская лента «Мари и неудачники», поставленная Себастьяном Бетбедером, — это комедия со странностями, что-то вроде lo-fi версии «Амели», сделанной из того, что под рукой оказалось. Упомянутая в названии Мари (Вимала Понс) — красивая, но несколько отстраненная девушка, которая становится музой сразу для нескольких мужчин, переживающих кризис: журналист Симеон (Пьер Рошфор) лишился работы, писатель Антуан (Эрик Кантона) потерял вдохновение, пожилой музыкант Космо (Андре Вилмc) разочаровался в собственном творчестве. Правда, в отличие от героини Жан-Пьера Жене, Мари никого не спасает, она и сама слишком запуталась в жизни. Примечательно, что в оригинальном французском заголовке «неудачников» нет, слово «naufragés» переводится буквально как «потерпевшие кораблекрушение». Понятно, что об успешной прокатной судьбе ленты Бетбедера в РФ говорить бессмысленно, но картина вполне может найти собственную, пускай и небольшую, аудиторию.

Центр моего мира / Die Mitte der Welt

Режиссер Якоб Эрва, 2016

Немецко-австрийский фильм «Центр моего мира» — история о старшекласснике Филе (Луис Хоффман), который однажды обнаруживает, что с трудом понимает собственную сестру-близнеца Дайану, а ведь когда-то она была для него самым близким человеком. Одновременно подросток влюбляется в одноклассника, что только усложняет ситуацию. Картина основана на романе, опубликованном в Германии в 1998-м и ставшем бестселлером (у книги, кстати, есть продолжение). Экранизация местами сбивается в излишний мелодраматизм, но в целом получилась довольно ироничной — и красивой настолько, насколько может быть красивым лето в глазах 17-летнего подростка. Но симпатичная форма и доступное содержание в данном случае вряд ли привлекут к экранам массового российского зрителя — его отпугнет гомосексуальность главного героя. Даже на посвященной картине пресс-конференции присутствовавшие интересовались в первую очередь ориентацией режиссера Якоба Эрвы и залогом успеха «книги о геях» в Германии. При этом стоит отметить, что гомосексуальность — вовсе не основная тема фильма.

Эксцентрики / Excentrycy, czyli po slonecznej stronie ulicy

Режиссер Януш Маевский, 2015

Третья зрительская лента — польская комедия «Эксцентрики», поставленная Янушем Маевским. События картины разворачиваются в Польше в 1950-х; главный герой Фабиан (Мацей Штур), виртуозный музыкант, возвращается из эмиграции и решает создать на родине джаз-бэнд. В состав входят преимущественно любители; вокальные обязанности берут на себя сестра Фабиана Ванда (Соня Бохосевич) и таинственная преподавательница английского Модеста (Наталья Рыбицкая), в которую главный герой тут же влюбляется. «Эксцентрики» — симпатичное и местами забавное кино о силе музыки: искусство, по мнению авторов, способно заживлять раны, как душевные, так и физические. Однако самой ленте Маевского не хватает именно эксцентричности: она не предлагает ничего выдающегося как в визуальном плане, так и с точки зрения сюжета. Самая большая неожиданность — появление в кадре Сони Смолоковски в роли Розы, еще одной вокалистки, присоединяющейся к бэнду: актриса вполне может считаться польским двойником Эми Уайнхаус.

37 / 37

Режиссер Пак Грастен, 2016

Снятая в США лента «37» датчанки Пак Грастен — случай во всех смыслах непростой. В основу сценария положена история совершенного в 1964-м убийства Китти Дженовезе. Девушку убили прямо у ее дома в Квинсе, причем свидетелями преступления, как в свое время писало издание The New York Times, стали 37 человек — и ни один из них не счел нужным оповестить полицию. Грастен не бросается слепо обвинять свидетелей — вместо этого она пытается объяснить, почему они остались равнодушны. Кто-то из них страдал от экзистенциального кризиса или от дискриминации со стороны соседей, другие были увлечены ссорами с родственниками или алкогольными возлияниями. В результате картина распадается на множество историй, которые, в общем-то, не связаны между собой. Кроме того, Грастен, кажется, постаралась задействовать все доступные ей средства, включая безумный монтаж, невероятные ракурсы, давящую палитру и саундтрек, который был бы уместнее в хорроре. Выбранная режиссером тема, безусловно, важная, теряется за внешними признаками. Отдельно хочется сказать, что в апреле 2016-го, после того, как убийца Китти Дженовезе скончался в тюрьме, газета The New York Times опубликовала новую статью — в ней, в частности, говорилось, что число свидетелей в оригинальном материале было «сильно преувеличено».

Голос вещей / Sound of Things

Режиссер Эриель Эскаланте, 2014

Грастен пытается атаковать аудиторию всеми возможными способами, а вот костариканец Эриель Эскаланте, напротив, снял предельно сдержанное кино. Драма «Голос вещей» — история о медсестре Клаудии (Лилиана Бьямонте), тяжело переживающей недавнее самоубийство двоюродной сестры. Однако работа, на которой девушка регулярно сталкивается со смертью, заставляет героиню весьма сдержанно выражать эмоции. Чтобы подчеркнуть мнимую холодность Клаудии, Эскаланте (кстати, сам сыгравший одного из персонажей) снимает исключительно на статичную камеру и выдерживает всю картину в унылой приглушенной палитре. Удивительно, но главная героиня, тщательно скрывающая чувства, все же вызывает симпатию, что, наверно, можно считать заслугой актрисы Бьямонте, но сухость картины все же немного отпугивает.

Козни / La macchinazione

Режиссер Дэвид Гриеко, 2016

Наконец, франко-итальянская лента «Козни» также рассказывает о смерти, точнее, об убийстве — на этот раз о том, о котором знает любой человек, интересующийся кинематографом. 2 ноября 1975 года неизвестными был убит итальянский режиссер и писатель Пьер Паоло Пазолини; полиция нашла виновного, однако десятки лет спустя расследование было возобновлено. Другими словами, версия случившегося, изложенная в «Кознях» — это все-таки спекуляция. Авторы картины связывают преступление с книгой и фильмом «Сало или 120 дней Содома», работу над которыми Пазолини завершал осенью 1975-го. Сама же лента «Козни» была снята к 40-летию со смерти режиссера. Очевидно, по такому «торжественному» случаю для фильма подобрали патетический саундтрек (выдержки из альбома Pink Floyd «Atom Heart Mother»). Фильм выглядит своего рода отпиской: нужно было высказаться — высказались, но без фантазии и вдохновения. Некоторую изобретательность авторы демонстрируют только в сцене, в которой у марксиста Пазолини случается видение: он внезапно обнаруживает на римской улице толпу людей из середины 2010-х, поголовно вооруженных смартфонами. Впрочем, даже этот эпизод скорее ошарашивает, чем вдохновляет.





КОММЕНТАРИИ 3

Но симпатичная форма и доступное содержание в данном случае вряд ли привлекут к экранам массового российского зрителя — его отпугнет гомосексуальность главного героя.

Что серьезно, что ли? Этот имбецил вообще знает о существовании отдельного фестиваля на пидерастические темы, который существует именно из за того, что нормальным людям на это смотреть противно?
Еще печальней, что половина всего фестивального кино стала на пидерастические темы.
Нормальным людям иногда ваши комментарии читать противно. Но что делать? Жизнь вообще несправедлива.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер