НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

"Engineering Red" - двухголовый уродец, заспиртованный ошметок соцарта, объект мутации старой скрипучей легенды о Франкенштейне. Становой хребет фильма составляют два сюжета. Линия Ганса Касторпа ("Волшебная гора" Томаса Манна) - сусальные пассажи о двойниках Иисуса, фрейдистские пассатижи: мальчик, ковыряющийся в кишках убитого, и другой, мастурбирующий на Евангелие. Все пропущено сквозь красный фильтр: прозрачная лента с налипшими контурами мединструментов сращивается с изображениями гордо влачащей пурпуры дамы.

Второй сюжет - радикальная смена дискурса: стилизация под "научпоп" оборачивается лихой кромсальней - эта стальная песнь скальпеля, краковяк мертвечины, манифест новой телесности советского человека. Доблестные инженеры тела заняты созданием антропомоделей. С этой целью проводятся опыты по подключению к ритму сердца эмбриона, исследуется феномен сиамских близнецов, разрабатывается прибор для контроля над метакодом социума. Аутопсии и трепанации пузырятся вокруг известной пятиконечной концепции. "Нomo sovetiсus"- голем, гомункул, франкенштейн,- скроен из постановлений партии и комсомола. Диагноз: потеря индивидуальности, подчинение сознания-воли, тяготение к народным массам.
Не спешите зевать - режиссер завуалировал серпасто-молоткастые мотивы. Андрей И - странный лысый человек с буденовскими усами - размещает главные смыслы на спайках сюжетных линий. Так, медитации Касторпа о Христе плавно перетекают в рассказ о переливании мертвой крови живому организму. На поверхности антидогматический жест - "Тело Мое и Кровь Моя" приобретает некрофилический оттенок. Внутри - претензия на новое видение: а вдруг "совок" - только неудачная интерпретация библейского текста?

Фильм И словно пародирует юнгерианскую схему "кровь и интеллект". В экспозиции автор спешит поразить зрителя трезубцем восточной мудрости: "Не верь, что в сердце кровь, - там спрятана белая фиалка". Если с жидкой тканью вроде все понятно, то с цветком у подкорочных ярусов - напряг. Корневые стержни уходят в "номную" почву, в постный постмодерн конца 70-х: портвешок, монастырский-кабаков-пепперштейн, концептуальные цацки-пецки. Отсюда прямиком к интеллигентской забаве - терапии советского невроза посредством манновского фантазма.

Стёб с непроницаемой миной ученого - суть фильма Андрея И. В этом - и его слабость. "Engineering Red" состоялся как идеологическое высказывание, но не перерос в полноценное художественное явление. Слишком много "красного", слишком много…






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер