НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

К концу XIX века мир потихоньку стал сходить с ума. Викторианскую размеренность с безропотным нахальством теснит промышленная революция, породившая злодея в стальной маске - Фантома, сталкивающего лбами Великобританию и Германию. Сначала он на диковинном для 1899-го года бронированном танке вламывается в Банк Англии, где похищает чертежи Венеции кисти Леонардо да Винчи, а потом в Берлине взрывает цеппелины. Пока в газетах правительства двух стран бранятся взаимными обвинениями, некто М собирает Лигу выдающихся джентльменов, призванную остановить поступь зла. В неё он пригласил семерых самых неординарных личностей: Алана Куотермейна, легендарного охотника, разочаровавшегося в Империи и теперь мирно коротающего дни в Найроби; Мину Харкер, вампиршу, порождённую укусом графа Дракулы; бессмертного нарцисса Дориана Грея, бывшего любовника Мины; капитана Немо, построившего подводное чудо техники "Наутилус"; вора-ловкача Родни Скиннера, похитившего у изобретателя Гриффина способ превращения в Человека-невидимку; доктора Джекила, не совладавшего со злом в лице мистера Хайда; и американского секретного агента Тома Сойера. Укротив собственные амбиции, они должны воспрепятствовать Фантому взорвать Венецию, когда там соберутся главы ведущих государств мира, и выяснить, кто же он на самом деле...

ИМПЕРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР
Первостатейный замысел из британских комиксов Алана Мура и Кевина О'Нилла, выставивших на передний фланг противостояния XX столетию главных литературных персонажей века XIX, оказался под прессингом нескольких, с одной стороны, чепуховых моментов, но в общем и целом достаточно значительных, чтобы превратить его в колосс на глиняных ногах. Авторы установили союз между главными действующими лицами произведений Роберта Льюиса Стивенсона (доктор Джекил, дохимичившийся до мистера Хайда), Оскара Уайльда (неотразимый Дориан Грей, заключивший вечную молодость в рамку собственного портрета), Жюля Верна (индийский борец за свободу капитан Немо из "20000 льё под водой"), Брэма Стокера (Мина Харкер, супруга того самого клерка, что отправился в Трансильванию к графу Дракуле оформлять покупку дома), Герберта Уэллса ("Человек-невидимка", к которому Родни Скиннер не имеет никакого отношения, но по легенде сюжета выкрал у тамошнего доктора Гриффина эликсир невидимости) и Генри Райдера Хаггарда (Аллан Куотермейн из "Копей царя Соломона"). Но к героям, которым сопереживала сама королева Виктория, примазался повзрослевший Том Сойер, ставший секретным агентом американских спецслужб. Естественно, у Мура и О'Нилла его и быть не могло. Он появился благодаря сценаристу Джеймсу Робинсону, в недавнем прошлом также придумщика комиксов.

Фильм вышел тупоумным как раз из-за стремления угодить всем и вся, возведённого в степень самоцели. Необходимо было понравиться американцам, чтобы оправдать бюджет блокбастера. Нужно было членораздельно объяснить, кто вошёл в великолепную семёрку для молодой публики, вполне возможно и не читавшей активно культивируемую классику. Стоило насытить экшном каждый лишний кадр, приободрив чаепития из оригинального материала. А это повлекло за собой обострение гиперболизированной сути любого комикса. И огонь получился без масла. В финале мудрый британец Куотермейн, играемый сэром Шоном Коннери совсем в той же манере, в какой искал себе приключений его экранный сын Индиана Джонс, как бы передаёт скипетр и державу на владение миром молодому сорвиголове Сойеру, проговаривая: "Это был мой век, теперь наступил твой". Американцам эта реплика, должно быть, сильно польстила, поскольку Соединённое Королевство и на самом деле сдало имперские позиции Соединённым Штатам, своей бывшей колонии. И им же на руку тот факт, что не довелось почленствовать в Лиге Джеймсу Бонду, тогда бы про Сойера ни у кого извилина бы не повернулась вспомнить. Но копирайт есть копирайт, к тому же необходимо было соблюсти хронологическую чёткость. В этом смысле хотя бы хорошо, что создатели вовремя натянули поводья своих фантазий. Как завершал Марк Твен книгу о своём мальчишке-разбойнике, "когда пишешь роман о детях, точку нужно ставить там, где это всего удобнее".

А выдающиеся джентльмены опять-таки у британца Стивена Норрингтона и в правду, как дети. Есть подозрение, что студия 20th Century Fox попыталась произвести на свет ещё одну версию своих "Людей Икс", но уже для более взыскательного восприятия. Каждый из кандидатов принимается в Лигу исключительно из-за своих чудесных способностей, но по фатальному стечению обстоятельств, те из героев, которых коснулся перст компьютерной анимации, выглядят малоубедительно, а честно сказать, - игрушечно. Мистер Хайд похож на грубого клона Халка. Мина Харкер, распадающаяся на бесчисленные тени летучих мышей, наводит на мысль, что если бы её всё-таки сыграла Моника Беллуччи, как планировалось изначально, то это было бы кроваво-сексуально, а не безлико, как вышло у телезвезды Петы Уилсон. Разве что Человек-невидимка хорошо обработан, но его держат на китайском морозе не задумываясь, что он раздет до нитки. Самый неказистый просчёт с "Наутилусом", чего нельзя было ожидать от такого специалиста по визуальным эффектам, как Янек Сиррс (у него "Оскар" за первую "Матрицу"). И претензия не к дизайну, а конкретно к грубой программной шлифовке, откровенной "нарисованности" и не согласованности с натурными съёмками. Опять же, куда смотрел Норрингтон, в прошлом тоже мастер по спецэффектам ("Молодой Шерлок Холмс", "Чужие")?

Выходит, из всей семёрки удача сопутствовала лишь трио Стюарта Таундсенда, между прочим, в 2002-ом году в "Королеве проклятых" бывшего вампиром Лестатом в прикиде современного рок-идола, конечно Шона Коннери, и Насируддина Шаха. Как и Немо, он сам индиец, популярнейший у себя на родине и по всей Азии актёр, в 1984-ом году получивший награду МКФ в Венеции за роль в драме "Перекрёсток" (Paar) на языке хинди. На нашего Немо Владислава Дворжецкого он не похож вовсе, но зато его таланты не мистичны, а убеждения не иллюзорны, да в придачу он украдкой молится богине смерти Кали. Интересно, что когда Немо представляет Куотермейну своего первого помощника, тот просит называть его Ишмаэль. Точно также начинается один из самых значительных романов XIX века "Моби Дик" Германна Меллвиля. И это не единственная ссылка на викторианскую литературу. К примеру, в сцене, где Куотермейн с Сойером гоняются по Парижу за монстром Хайдом, они упоминают его, как большую обезьяну, уже много месяцев терроризирующую улицу Морг. Как вы догадываетесь, это поклон Эдгару Аллану По, написавшему роман, считающийся первым детективом. Нельзя и на то не обратить свой взор, что Джейсон Флеминг, исполняющий роль доктора Джекила, в адаптации предыдущего комикса Алана Мура "Из ада" с Джонни Деппом, был боязливым подручным Джека Потрошителя.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер