НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Уилл Кейн успешен как бизнесмен - у него в Манхэттене свой ресторан, и как мужчина - он автоматически и взаимно флиртует с первой встречной красавицей. Он стареющий, но всё ещё обаятельный экземпляр. На вечеринке в своём кулинарном отеле Уилл нечаянно произвёл впечатление на юную Шарлотту, выдумщицу сумасшедших шляпок, отмечавшую своё 22-летие. Ловко разыгранной хитростью из своего богатого арсенала он заманивает её на свидание, где и начинается история жизни и любви, их подлинного смысла в обретении. Кто есть девушка Шарлотта для Уилла? Новая интрижка. И он объясняет ей, уже сказанное сотни раз, - у них нет будущего. Ни одна из его прежних пассий так и не смогла это парировать. Но не Шарлотта: у неё болезнь сердца, лишь чудом позволившая прожить так долго. Так что будущим для их отношений не располагает и она. Оба живут сию минуту. Она подарила ему любовь, расшевелила его чувства. Пришли и боль и счастье, страдания и жестокая печаль. Но он подарил ей ещё больше - жизнь. Со своей участью она было смирилась, не желая давать надежду близким. Но, как известно, надежда умирает последней, и она обрела стимул к борьбе за жизнь - она не хочет покидать его. Бывает, жизнь вознаграждает немногочисленных смельчаков. А подарок Уилла вернётся...

ГОРЬКОЕ И СЛАДКОЕ СКАЗАНИЕ О ВЕЧНОМ
Осень неизбежно завлекает в мир философии, слов и поэзии, будучи редкой палитрой эстетической красоты. Наш фильм удивительно удачно пропитан духом сентиментализма обречённых до конца, но радостных в финале чудесных голливудских мелодрам 30-40-х. Дело Фрэнка Капры живо и поныне. При этом лента Джоан Чен есть счастливое исключение из ряда бесчисленных нарядных бездумок; она привлекает задумчивой лирической грустью, да и отсутствием чрезвычайно желаемого хэппи-энда. Уайнона Райдер сыграла свою лучшую роль за вторую половину 90-х. Дочь хиппи, крестница гуру контркультуры Тимоти Лири, один из главных символов "поколения икс", она изобразила персонаж немного загадочной, ещё не утратившей ребячливость, но уже обретшую зрелую женственность Шарлотту, которой суждено осмыслить жизнь слишком рано. И при этом не создала какой-то новый образ - оставшись "девушкой, которую прервали". И Гир не создал ничего нового - он всё тот же "американский жиголо". Наверное, всё дело в определённом эмоциональном состоянии, навеваемым картиной. Листья-то опадают каждый год, главное - вдохновение.

Среди второплановых исполнителей не забудем одну из прославленнейших театральных актрис Америки Элейн Стритч, ставшую эксцентричной бабушкой Шарлотты, и дебютантку Веру Фармигу, по фильму ведущую одну из параллельных сюжетных линий. Она играет взрослую дочь Уилла, которая забеременев и увидев его на обложке светского городского журнала приезжает проведать его, в надежде на возмещение потерянного детства обретением своего отца хотя бы сейчас, на пороге собственного материнства. У китаянки Джоан Чен это вторая режиссёрская работа - первой была абсолютно антисантиментная драма "Сосланная Шью-Шью". Но более она известна, как актриса. За её плечами довольно внушительный опыт: уехав в Соединённые Штаты в 1981-ом году, она уже довольно скоро начала завоёвывать симпатии, засветившись в "Тайпане", "Последнем императоре", "Твин Пиксе" и пр. В 1993-ем вернулась в родной Шанхай, где сыграла в ленте Стэнли Квана "Красная Роза, Белая Роза", за что получила премию ФИПРЕССИ в Гонконге и тайваньского "Золотого коня" за лучшую женскую роль года.

Чен насытила "Осень в Нью-Йорке" типично восточным кинематографическим мастерством говорить много, но без слов, когда весь подтекст читается по картинке. И от этого складывается настроение любить.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер