НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

После небольшой потасовки в ночном клубе группа молодых людей (трое парней и две девушки) решают продолжить веселье в загородном доме одной из барышень. За двухэтажной недвижимостью следит сторож-пастух Жозеф, скрывающий в одной из комнат свою беременную жёнушку. Приехав на место, ребята озадачиваются возможными развлечениями, которые может предложить деревенская местность. Жозеф настаивает на совместном купании в горячих источниках, расположенных неподалёку. Вечером, за бутылочкой вина молодёжь заведёт спор об истинном значении арабского слова «шайтан». То, что им предстоит пережить в эту ночь, другими словами кроме как проделками шайтана и не назовешь. 

Режиссёр «Шайтана» - 25-летний Ким Шапирон. Сей факт объясняет почти всё. Объясняет если не формально, то хотя бы содержательно. Дебютант рассказывает и показывает историю, хорошо известную современной молодёжи. Мальчики встретили девочек, решили весело провести время, поехали посмотреть на деревенские красоты, держа в голове замысловатую формулу любви, когда три категорически не хочет делиться на два, а значит кто-то останется не удел. Такое случается. Мотивация героев вряд ли вызовет обвинения в неправдопобности. Парни думают о сексе, девушки думают о том же, но отчего-то это скрывают.

Вместе с тем, Шапирону хватило вкуса не превращать своё повествование в неуклюжий, европеизированный вариант «Американского пирога». Ким пошёл дальше. Для этого ему понадобился герой Венсана Касселя – дебиловатый Жозеф, вызывающий по началу умилительный смех, позже переходящий в оторопь и отвращение. На скрещивании классических сюжетов голливудского мейнстрима – комедийные рефлексии о лишении девственности + ужастики о доме на отшибе – Шапирон и реализует свой режиссёрский замысел. И делает это небесталанно. В задачах у него значится не просто рассмешить, а потом напугать зрителя. Всё куда сложнее, заставить публику смеяться и бояться одновременно. В продюсерах у «Шайтана» значится Кассель, а мог бы  (гипотетически) Тарантино. В картине есть доля здоровой бесшабашности, которую так ценит Квентин, и самоиронии, которой так не хватало «Хостелу». Понравится ли такой винегрет зрителю, вопрос уже совсем другого порядка. Очевидно, что съёмочная группа «Шайтана» получила свою долю удовольствия от самого процесса разыгрывания старой как мир истории. Собрались в особняке, побегали с кинокамерами по комнатам, потратили отведённые продюсерами 3 миллиона евро, весело провели время. Главным плюсом картины является именно этот молодецкий задор, когда недостаток режиссёрского опыта компенсируется удачными импровизациями, а актёры и не думают о перевоплощении, играя фактически самих себя.

Над всем этим милым кино-балаганом возвышается фигура Венсана Касселя, актёра, заслужившего уважение по обе стороны Атлантики. Его Жозеф не просто не испортил обедни, а вытянул всё это художественное хулиганство на уровень хоть какой-то осмысленности. Молодёжь лишь обозначает присутствие в кадре, Кассель – играет.

Союз Шапирона и Касселя, при многочисленных оговорках, можно признать вполне успешным. Собственное дуракаваляние они выдали под маркой мистического триллера, наглядно доказав, что кинематографом в буквальном смысле можно жить. Если же видимая лёгкость – мнимость, то перед Шапироном и вправду стоит снять шляпу. Обманул-таки, обвёл вокруг пальца.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер