НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Англия. Начало ХХ века. Впечатлительная девушка-фантазёрка Энжел Деверелл отсылает в издательство свои произведения, и… добивается неожиданного успеха. Её романы расходятся крупными тиражами, а сама Энжел становится важной персоной светской жизни Лондона. Девушка наслаждается успехом, продолжая радовать преданных читателей новыми книгами. Но успешная литературная карьера не гарантирует простого семейного счастья. Супруг Энжел – художник Эсме – тяготится триумфом жены, решая отдать долг родине на полях сражений Первой Мировой. Внешнее великолепие богатой жизни оборачивается внутренней растерянностью и пустотой.

«Ангел» Франсуа Озона обманчив в своей простоте и нарочитой мелодраматичности. Представить, что после «Крысятника», «Каплей дождя…», «8 женщин» француз опустится до костюмированной экранизации, не спрятав при этом фигу в кармане, было почти невозможно. Режиссёр со всей серьёзностью ведёт незамысловатое повествование, беря на вооружение всевозможные жанровые штампы, лишь изредка «бросая» намёк внимательному зрителю: шучу, балагурю, издеваюсь. Смотреть «Ангела» как то, за что фильм пытается себя выдать – тягостно и скучно; видеть в «Ангеле» то, чем фильм является на самом деле – занятно и интересно.

Помимо игры в жанр, Озон обращается к темам зарождения массовой культуры. Его Энжел – прародительница сонма литературных пустышек, способных «прозвучать» лишь с помощью пиара, низкосортного содержания, незамысловатого скандала. Режиссёр не ехидничает, скорее, констатирует, грустно улыбаясь. За прошедшее столетие механизм создания «звезд» (в литературе, музыке, кинематографе) был отлажен до совершенства. Способ подачи свеженького «продукта» не вызывает вопросов и сомнений. То, что в начале двадцатого века было в диковинку, в начале века двадцать первого – обычная рутина, приносящая продюсерам\издателям хорошие барыши, ради которых всё это, собственно, и затевалось.

Занимательно, что Озон пытается бить «врага» его же оружием. Француз настолько умело маскируется, что разгадать его замысел удаётся далеко не сразу. Будь он неизвестным дебютантом, подвох заметили бы и вовсе единицы. Случайно или нет, но схема с зеркальным отражением срабатывает и на уровне актёров: молодая Ромола Гарай до неприличия похожа на Брайс Даллас Ховард, Майкл Фассбендер каким-то неуловимым образом напоминает Кристиана Бэйла. Самодостаточны в этом смысле лишь двое: Шарлотта Рэмплинг и Сэм Нил, символы Европы и Голливуда.

Снимая «Ангела», Франсуа Озон, конечно, рисковал. Историческая костюмированная драма, экранизация, неродной английский язык. О безоговорочной победе говорить, пожалуй, не приходится, но изысканность задумки не отметить просто нельзя. Весь фокус тут в том, что по всем характеристикам «Ангел» – добротный мейнстрим для барышень с платочками, а на деле – изящный авторский реверанс собственным кино-истокам. Жанровая «заданность» режиссёру только в помощь: смекалку развивает, да фантазию будоражит. Обманул Озон зрителей, красиво обманул. Как в старые добрые времена…






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер