НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Сару (Макдональд) – единственную выжившую в памятной прогулке по пещерам Аппалачей – допрашивает полиция, но безрезультатно: пациентка пребывает в шоке и о пропавших пяти подругах что-либо сообщить не в состоянии. Тем временем местный шериф (видавший виды, но за годы службы так и не наживший ума) рвет и мечет, и полиция вместе со спасателями снаряжает поисковую экспедицию, прихватив с собой и Сару, толком так и не пришедшую в себя. История первого фильма, разумеется, повторяется: горный обвал отрезает путь назад, и после недолгих блужданий компания встречается с уже знакомыми нам и Саре кровожадными голлумами…

Первый «Спуск», расположившийся в опасной близости к идеалу, режиссер Нил Маршалл закончил прекрасным многоточием, которое впору приравнять к жирной точке. Однако изящный финал (явление крайне редкое по нынешним временам), включающий в себя понятные зрителю с воображением недоговоренности, нередко приводит к тому, что алчным продюсерам попросту есть за что зацепиться. Ведь продолжения, в частности, снимаются и по принципу «нет трупа – нет препятствий для производства сиквела». Со «Спуском» так все и вышло, причем возвращения Сары оказалось мало – воскресили и погибшую (ну наверняка ведь погибшую!) Джуно (Мендоса) – главное украшение первой части. Категорическая необязательность сиквела исчерпывается уже этими позорными фактами, ну да ладно: коль уж непотребство все равно случилось, осталось попытаться обнаружить в нем хоть какие-то плюсы. И вот тут-то к режиссеру Джону Харрису (к слову, монтажеру первого «Спуска») возникают вопросы.

Будучи, видимо, до мозга костей технарем, Харрис не придумал ничего лучше, чем снять свое кино по лекалам. Проще говоря, он скопировал «оболочку» маршалловского фильма – то, что лежит на поверхности: ракурсы, перемены планов, монтажные склейки и прочую кухню. Все, что может обеспечить подобный подход – это крепкий с виду хоррор, но, так сказать, без наполнителя. В этом смысле «Спуск 2» представляет исключительно коллекционный интерес, и если сравнивать сиквел с погружением в пещерные глубины, то кроме бессмысленной зияющей пустоты, внизу нет ровным счетом ничего. К тому же, в стремлении насытить свой физиологический очерк деталями, Харрис кое-где допускает и технический брак: перебор с резиновыми муляжами, изображающими испускающих дух тварей, бросается в глаза и провоцирует здоровый смех.

Но это еще полбеды. Главное преступление против человечества совершили сценаристы, перенаселившие историю мужскими персонажами и тем самым уничтожившие ту женскую «химию», благодаря которой первый «Спуск» стал не просто качественным хоррором, а чем-то большим. Изменился и статус пещерных аборигенов. В оригинале они были отнюдь не гвоздем программы, а лишь карающим инструментом, придающим противостоянию главных героинь едва ли не мифическую глубину. В продолжении же голодные мрази – главная противодействующая сила, за которую поневоле и начинаешь болеть – просто потому, что никого не жалко.

«Спуск 2», в общем-то, был обречен на провал уже на стадии затеи, и воплощение сюрпризом не стало: сиквелу, по большому счету, некуда двигаться, поскольку оригинал уже достиг того самого пугающего дна, откуда не выбраться. «Спуск» был увлекательнейшим антропологическим и психологическим исследованием на тему «из чего же сделаны наши девчонки» (уж простите за, возможно, неуместную аналогию, но с теми же восхищением и увлеченностью Кэтрин Бигелоу препарировала мужские игры в «Повелителе бури»). Насквозь механистический и конвейерный сиквел столь же притягательным вторым дном похвастать, увы, не может.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер