НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Последний фильм Педро Альмодовара собрал огромнейшее количество призов и премий: европейский "Феликс" (фильм и главная женская роль), приз за режиссуру на Каннском МКФ, американский "Оскар" (иноязычный фильм), французский "Сезар" (иноязычный фильм), "Золотой глобус" американской кинокритики (иноязычный фильм), приз Британской киноакадемии (иноязычный фильм и режиссура). У себя на родине Альмодовар собрал урожай из семи премий "Гойя" (фильм, режиссура и главная женская роль в том числе) при четырнадцати номинациях. Кроме этого еще пара десятков премий рангом пониже. Поистине бенефис знаменитого испанца!!! Все так, да не совсем

Фильм, как всегда у Альмодовара, полон отсылками к самым разным культурным феноменам и фактам. В данном случае - к фильму "Все о Еве" (именно его смотрят мать и сын в самом начале ленты) и к спектаклю "Трамвай 'Желание'" (постоянно посещаемому главной героиней фильма). Обыгрывая старые сюжетные коллизии, Альмодовар привносит в них свое собственное видение мира, наполняя его отнюдь не фальшивыми чувствами и переживаниями. Цветовая палитра - одноцветная: красный, синий, желтый, песочный, но один. От этого картины испанского режиссера получаются яркими и страстными. Круг замыкается - режиссер, используя застарелые штампы, растиражированные массовой культурой, создает на их основе новые шедевры, приходя к этому с обратной стороны.

Подобная изнаночность и придает фильмам испанского режиссера комический оттенок. В более ранних своих лентах он даже специально нагнетал такую атмосферу. Издевательская кичевость этих картин сделала ему имя и репутацию режиссера, умеющего снять хороший фильм по плохому сценарию с банальным сюжетом. Так и в "Все о моей матери" - стандартная мелодраматическая ситуация, более подходящая для латиноамериканского сериала, превращается у Альмодовара в вышибающее слезу рассуждение о женской психологии, перемежаемое чисто ситуативным юмором о взаимоотношениях полов (как в сцене, когда актер театра просит трансвестита Радость расслабить его, сделав минет). В фильме витает дух греческой трагедии - актеры олицетворяют собой не конкретных людей, а социумы, обуреваемые стихией своих собственных чувств В этом мире нет мужчин Женщины здесь рожают детей от трансвеститов, воспитывают сыновей без мужа, живут вместе - и все это благодаря маэстро Педро, демиургу, создателю.

И все же Похоже, что маэстро умудрился встать на конвейр, сподобившись этакому кинематографическому Крутому "от-кутюр". Альмодовар повзрослел, стал солиднее, отпустил брюшко, стал прислушиваться к мнению публики - короче, потерял свою непредсказуемость, стал "массовым" Альмодоваром, учителем для миллионов учеников. Именно это, похоже, и оценили многочисленные жюри и критики. Как говорится - типичный Альмодовар! Возьмусь утверждать, что смена стилистики и постепенный переход от комедий к мелодрамам - явление для режиссера чисто возрастное. Лет через десять можно будет уже смотреть "мудрого" или "умудренного" Альмодовара. Что будет через двадцать - загадывать не берусь. Однако одно можно сказать точно - Альмодовар-сын существовать перестал. На сцену выходит Альмодовар-муж.

Оценка по шестибальной шкале: 4.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер