НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

На Аляске установились белые ночи, когда в один тихий городок из энергичного Лос-Анджелеса прибывают двое детективов - многоопытный Уилл Дормер и его напарник Хэп Экхарт. Вместе с местной представительницей закона, молодой энтузиасткой Элли Барр, они призваны раскрыть убийство 17-летней школьницы, всколыхнувшее всю округу. Элли во всём равняется на Дормера, изучила его прошлые дела, и даже не подозревает, что сейчас он с Хэпом поглощён мыслями о том, как бы "отмазаться" от отдела внутренних расследований, копающего их прошлое. Круглые сутки за окном светло, заснуть никак не удаётся. Особенно после инцидента с засадой на подозреваемого у домика на реке. Он был почти в ловушке, но ускользнул через неизвестный лаз в полу. В погоне по сырой низине, окутанной молочным туманом, Дормер по ошибке застреливает Хэпа, и вынужденно обставляет трагическую случайность, как убийство, совершённое убегавшим преступником. Мучимый совестью и бессонницей, он берёт след, и выходит на писателя детективных романов Уолтера Финча, живущего неподалёку. Дормер понимает, что нашёл убийцу, но ведь Финч имеет против него весомый козырь...

С ШИРОКО ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ
Когда на ограниченной территории одного фильма встречаются три актёра-лауреата "Оскара", наворачиваются мурашки опасений - не пойдёт ли их конкуренция во вред делу? С "Бессонницей" можно быть покойным. Ал Пачино не сопротивляется пробе Робина Уильямса в роли маньяка, а Хилари Суонк кажется восхищённой девушкой, оказавшейся на сеансе одновременной игры двух больших знаменитостей. Они повторяют вендетту из норвежского триллера Эрика Скьолдбьярга 1997-го года, в основу которого лёг сценарий мрачного писателя из Осло Николая Фробениуса. В призме суровой драмы предложенные обстоятельства имеют некоторую ценность. Выбитый из колеи нашествием стервятников из отдела внутренних расследований, и согласием сотрудничать с ними собственного напарника, всегда идущий до конца Дормер поставлен в условия выбора - сохранить незапятнанность прошлого, но сейчас отпустить на свободу преступника, либо сдать его, и быть съеденным ни за что ни про что. Кажется, сама судьба диктует ему формулу действия. Напарник мёртв, улики подменены, козлом отпущения стал бойфренд задушенной школьницы. Утомлённый солнцем, не сомкнувший глаз за все шесть ночей, что находится на Аляске, большой полицейский напоминает идеалистам, вроде начитавшейся учебников Элли, что жизнью правят обстоятельства, а не писаные вилами по воде законы.

Помните взгляд слепого полковника Ала Пачино в "Запахе женщины"? Тут он точно такой же, ибо бессонница мотает из стороны в сторону, пленяя его разум игрой галлюцинаций. На этой благодатной почве и разворачивается Кристофер Нолан, сделавший память "кубиком Рубика" в своём шедевре "Помни". Будто на белоснежном холсте сизым карандашом режиссёр рисует портрет раздираемой души ловца многоликого зла, чьи профессиональные принципы вылитые близнецы Глеба Жеглова. Нолан в своём film blanc (т.е. "дневном" film noir) захвачен сражением Дормера с самим собой несопоставимо больше, нежели с убийцей, отчего серьёзно пострадала детективная начинка картины, сведённая к анализу тривиальных подсказок. Хорхе Луис Борхес говорил, что преступления должны раскрываться благодаря способности мыслить, а не из-за доносов предателей или промахов злодеев. Но Робин Уильямс выставлен простаком, каких мало. Если сначала он пудрит мозги тем, что якобы задушил малолетку, одаренную шедрыми подарками, в минутном срыве, то что сподвигло его разнести собственную версию бойней на двустволках? Даже не попустительство Нолана, согласующееся с идеями Фробениуса, а писательский эксперимент. Вообще к остросюжетным новеллистам стоит присмотреться повнимательнее. Наверняка некоторые из них черпают вдохновение, теоретизируя наяву.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер