НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

"Страсти Христовы" - тот случай, когда за скандалами, спорами, проклятиями и дискуссиями из виду пропадает сам предмет обсуждения, а именно художественный фильм как субъект искусства. Именно субъект, призванный выразить точку зрения Автора; субъект, самим своим существованием призывающий обратить на себя внимание. После выхода на экраны, фильм зажил самостоятельной жизнью, где нет места режиссёрским объяснениям и рассуждениям (в этом смысле, отказ Гибсона от любых интервью связанных с картиной, шаг более чем верный, а, возможно, и единственно верный). Рассуждения о чрезмерном насилии, антисемитизме уже порядком набили оскомину. Складывается впечатление, что кое-кто не хочет и не желает (или не может?!) рассматривать "Страсти" как художественный акт, видя в нём лишь возможность создания очередного прецедента далёкого от кино.

Картина повествует о последних 12 часах жизни Христа - от предательства Иуды в Гефсиманском саду до Воскресения. Именно этот временной отрезок, оставался почти полной terra incognita для режиссёров экранизирующих Евангелие. Хрестоматийными для киноизложения стали: разговор с Пилатом (эта фрагмент использовали и писатели, достаточно вспомнить Булгакова и Достоевского), падение Христа во время прохода по городу с крестом, кающийся грешник, римский солдат, поднёсший Иисусу смоченную водой губку. На экране это выглядело всего лишь пересказом написанного, экранизацией текста. Гибсон сосредотачивается на содержательной, а не смысловой части этих событий, строго придерживаясь библейского текста. Такой подход вполне логичен и оправдан. Хватит сластить пилюлю и превращать религиозный текст в добрую сказку для взрослых. Фильм очень реалистичен и, по-своему, правдив. Если уж и задаваться вопросом - а как это было на самом деле? - то следует признать, что в "Страстях Христовых" изложен наиболее очевидный вариант, напрашивающийся по прочтении Нового Завета.
Сложно переоценить дерзость проекта даже сейчас, когда кассовые сборы и внимание общественности расставили все точки над i. Художественный фильм о жизни Христа без звёзд первой величины, на мёртвых языках и подробными сценами истязаний, казалось, был обречён на провал с самого начала. Но вопреки всем прогнозам картина стала самым громким событием 2004 года (позволю себе это утверждение уже сейчас). Причины? Честность перед самим собой и желание идти до конца.

Без всяких оговорок - Мел Гибсон снял авторское кино. Вынашивая идею фильма на протяжении последних 12 лет, идя на очевидный риск (не только в коммерческом смысле), он вербализовал и запечатлел на целлулоиде собственное видение священного, для сотен миллионов людей, текста. Сама проблематика не могла не вызвать споров и пересудов, но все эти "за" и "против" - реакция зрителей на собственное восприятие увиденного. "Страсти Христа" подобны артефакту, навсегда запечатлевшему точку зрения режиссёра. Зрителям, критикам, культурологам, философам ещё предстоит определить своё отношение к этому произведению. Важно другое - на экраны вышел фильм, синтезирующий в себе художественную ценность с глубоким религиозно-общественным подтекстом.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер