НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

От одного только громоздкого словосочетания «фильм Томаса Винтерберга по сценарию Ларса фон Триера» становится немного не по себе. Подсознательно начинаешь ожидать чего-то выдающегося или же оглушительного провала, ещё раз доказывающего, что двум талантам на одном поле не ужиться. Сдув пыль с киноэнциклопедий, мы, конечно, без труда обнаружим примеры удачных творческих союзов – Пазолини помогал работать над сценарием «Ночей Кабирии» Феллини, Жан-Люк Годар привёл на съёмочную площадку «Презрения» великого Фрица Ланга – но ситуация, в которой эгоист (исключительно в кинематографическом смысле слова) Триер отдаст свой сценарий на растерзание другому, представлялась с трудом. Тем не менее, это случилось. Темой для интеллектуальных медитаций датчан стал елейный пацифизм американского общества.

18-летний паренёк Дик живёт в шахтёрском городке Истерслоуп (вот и прибавка к киношным Догвиллям да Мандерлаям), мирное существование которого не сможет нарушить и вселенский потоп. Рабочие смиренно гнут спины под землёй, женщины стоят за прилавками немногочисленных магазинов, молодёжь бессмысленно транжирит жизнь на улицах. Однажды в руках Дика оказывается старинный пистолет, что мгновенно приводит к ломке ещё и без того несформировавшегося мировоззрения. Парень отчётливо начинает понимать – пацифизм и  гуманизм возможны лишь при наличии в кармане огнестрельного оружия. Дик организует тайный клуб «Денди», в котором юные создания будут оттачивать стрельбу по мишеням, не забывая при этом центральный постулат организации – никогда не обнажать своих «мечей».

Конечно же, к финалу картины пистолеты заговорят. Концовка превратится в жестокое месиво, по эмоциональному накалу значительно превосходящее глянцевые голливудские стрелялки. Впрочем, можно ли было ждать чего-то другого от Триера, открыто демонстрирующего свою любовь-ненависть к США? Скорее всего, нет. Образ заокеанского рая, продвигаемый международными блокбастерами, должен быть разрушен раз и навсегда – благородная задача, которой можно посвятить несколько лет своей жизни. Куда более лояльный Винтерберг не мог ни осознавать этой ловушки, и умело сместил акценты, предав истории притчевый антураж. Главное в «Венди» не место действие, а само действие, не «где» и «кто», а «что» и «как».

Когда речь заходит о таких изначально сложных темах как пацифизм, нет ничего проще, чем удариться в пафос, приправленный режиссёрским тщеславием. Постановщиков, кому удалось вынести на себе эту непосильную ношу – говорить доступно о сокровенном и неуловимом, можно пересчитать по пальцам. Томас Винтерберг, вооружившись сценарием одного из крупнейших режиссёров Европы, снял правдивый кинопамфлет о деградации ценностей, автоматически ведущее к деградации самого общества. Получилось это у Винтерберга легко, с помощью едва уловимых штрихов, благодаря невидимым «заметкам на полях». Режиссёр победил сценариста, талантливо изъяв тяжеловесные нравоучения, но оставив цельный сюжетный каркас.

Смотреть «Дорогую Венди» можно всем без исключения: пацифистам, владельцам огнестрельного оружия, киноманам, любителям закрученного сюжета с неизбежным «пиф-пафом» в конце и т.д. Винтерберг подобрал ключи к максимально широкой аудитории своего детища. Каждый возьмёт столько, сколько сможет унести…






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер