НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Бет (Ребекка Холл) зарабатывает на жизнь стриптизом по вызову и, в общем-то, довольна жизнью. Но после того как очередной клиент оказался психом cо здоровенным револьвером, девушка решает завязать с опасным бизнесом и махнуть в Лас-Вегас. Сделать головокружительную карьеру разносчицы коктейлей не удаётся, зато Бет без труда получает работу в букмекерской конторе некоего Динка (Брюс Уиллис в роскошных носках) — вспыльчивого, но отходчивого гения математики. Динка пленяет способность девушки запоминать любые цифры и моментально располагать в алфавитном порядке буквы в сложных словах (талант, безусловно). Бет, в свою очередь, удовлетворена положением ценной работницы, приносящей конторе удачу. Для полного счастья неплохо бы заполучить и самого Динка, но у того имеется ревнивая жена (Кэтрин Зета-Джонс), которая в один прекрасный день поставит вопрос ребром: «Или я, или она». Подкаблучнику Динку придётся уволить Бет, и та, для порядка поревев, отправится на Лонг-Айленд. Заниматься барышня планирует всё теми же ставками, но загвоздка в том, что в штате Нью-Йорк букмекерство — вне закона... 


К восьмому десятку Стивен Фрирз обнаружил склонность к эксцентрике и явную симпатию к девушкам в джинсовых шортиках (кроме Ребекки Холл, ещё и Джемма Артертон в «Неотразимой Тамаре»). Обе страсти достаточно безобидны и, что уж, простительны для любого пожилого британца. Но в «Фортуне Вегаса» Фрирз разошёлся не на шутку, сняв не очень-то смешную комедию с зашкаливающим уровнем идиотизма, которая внезапно срывается в слезливую драму. В жизни нередко всё именно так и происходит (фильм, собственно, поставлен по мемуарам реальной Бет Реймер), но вряд ли так, как в «Фортуне…», выглядит: кино лихорадит уже на уровне драматургии, и всё происходящее — клиническая картина этой лихорадки. 

Здесь все более-менее сумасшедшие, и диагнозы можно раздавать направо и налево. Уиллис лишком очевидно упивается относительно редким шансом изобразить не дежурного супермена с иствудовским прищуром, а истерика, нервно отслеживающего денежные потоки. Зета-Джонс поначалу хороша в образе увядающей красавицы, вцепившейся в мужа мёртвой хваткой, но ей Фрирз, в сущности, так и не даёт развернуться (не хочется думать, что это личное, но похоже на то). Холл усердно отрабатывает роль смешливой провинциалки и, по идее, должна заряжать кадр энергией (окружающие мужики как-то ведь от неё заводятся), но на деле лишь служит источником перманентного раздражения. Винс Вон, сыгравший безумного нью-йоркского букмекера, и вовсе перепутал съёмочную площадку фильма со студией шоу «Субботним вечером в прямом эфире». Единственный худо-бедно нормальный человек в этой банде — Джошуа Джексон, играющий положительного журналиста и, по совместительству, «утешительного» бойфренда Бет. Впрочем, картину всеобщего полубезумия Джексон и его герой не портят, а скорее дополняют и на контрасте даже подчёркивают. 

Можно, конечно, взглянуть на всю эту блошиную суету с позиции немудрёной житейской философии: вот, дескать, люди охотно разбазаривают время и силы, гоняясь за призрачным счастьем, потом зачем-то пишут об этом книги, а некоторые ещё и не без язвительности экранизируют эти душераздирающие откровения. Но от скуки и чувства неловкости, порождаемыми «Фортуной…» Фрирза, кухонный психоанализ едва ли убережёт. Скорее уж усугубит и то и другое.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер