НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Майк Бэннинг (Джерард Батлер) зеленеет от тоски в казначействе: на бумажную работу бывшего телохранителя президента Эшера (Аарон Экхарт) перевели после того как полтора года назад в нелепейшем ДТП он спас главу государства, а вот до первой леди (прекрасная роль Эшли Джадд) руки не дошли. У Эшера и Бэннинга, в общем-то, высокие отношения (доходило даже до боксёрских спаррингов), но видеть физиономию Майка ежедневно вдовец не готов – душевная рана ещё не зажила. Однако повидаться всё же придётся: в день визита южнокорейской делегации Белый Дом подвергается атаке с трёх сторон (с воздуха, с земли и изнутри) — захватчиками оказываются северокорейцы. Президента спешно эвакуируют в подземный бункер, но это не помогает: туда же проникают и северные корейцы, замаскировавшиеся под южных (трюк сложный, но, как оказалось, выполнимый). Эшер становится заложником, а тем временем где-то в тёмных уголках оккупированного Белого Дома прячется его сын, которого усиленно разыскивают террористы. Ситуация аховая, но тут-то и придёт на выручку верный Майк. 


«Падение Олимпа» — почти академический образчик ура-патриотического кино: гордо реет на ветру звёздно-полосатый флаг, в саундтреке — то тревожная, то торжественная барабанная дробь, министр обороны (Мелисса Лео), готовясь к смерти после брутального избиения (пожалуй, самая дикая сцена фильма), вслед за «пожалуйста, не надо!» голосит «я присягаю на верность флагу Соединённых Штатов Америки». С личным героизмом здесь, разумеется, тоже полный порядок. Со всеми этими составляющими «Падение» должно было бы вызывать приятное головокружение от гордости за правительство и спецназ, но это вряд ли. Если приглядеться, Антуану Фукуа, который формально следовал одобренному в высших кругах протоколу, всё же удалось кое-где поехидничать. И ладно бы речь шла об уязвимости оборонных систем США (самолёт, атаковавший Белый Дом, без помех долетел до Вашингтона, с лёгкостью разобравшись с парой американских истребителей) — после 11 сентября об этом снимать можно и модно. Ударная доза язвительности приходится на самого президента: он в «Падении» не то чтобы чересчур бледнолиц, но определённо туповат и мягкотел. Вот и думай после этого что хочешь. 

Но самое главное — у Фукуа, планировал он это или нет, получился вполне очевидный (и не худший в мире) римейк «Крепкого орешка». Конечно же, шкафообразный и почти обделённый мимикой Батлер не способен хохмить по-брюсовски (до шуток ли — Белый Дом всё-таки, а не какой-нибудь корпоративный небоскрёб), а его Майк Бэннинг по скорости и живости соображалки в подмётки не годится Джону МакКлейну. Но ситуация «один в поле воин» разыграна, тем не менее, как по олдскульным нотам, и теперь стало ясно, кому в действительности следовало поручить миссию по спасению сомнительного предприятия под названием «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть».






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер