НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Природа — жестокая мать: что не так во вселенной MonsterVerse

Дмитрий Соколов, 1 июня 2019, 19:21:00

Хотя критики продолжают нещадно изобличать сценарные провалы «Годзиллы: Короля монстров», на самом деле именно в этом фильме получают развитие многие идеи, ранее лишь пунктирно обозначенные во франшизе. Дмитрий Соколов проводит разбор космологии MonsterVerse, проясняя ее логику.

В современном кинематографе сложно представить себе коммерчески успешный блокбастер, не нацеленный на создание франшизы. В отношении таких легендарных персонажей как Годзилла или Кинг Конг, это верно вдвойне: и японский кайдзю, и его американский коллега в свое время обзавелись кучей сиквелов, в которых отразились породившие их эпохи.

То же верно — даже в еще большей степени — и для обновленной версии «Годзиллы», вышедшей в 2014-м как первая часть линейки блокбастеров под названием MonsterVerse. Следом, в 2017-м, вышел приквел, перезагрузка «Кинг Конга», а в 2019-м мы видим уже третий фильм франшизы.

И, как в любой долгоживущей вселенной, ее создатели с самого начала стремятся сделать заявку на развернутую мифологию, даже космологию, которая позволяла бы не только вписывать в сюжет все новых и новых монстров, но и выглядела бы достаточно оригинальной. И с этим сценаристы MonsterVerse справились, при всех возможных огрехах по части человеческих взаимоотношений или технической части.

Первое, что бросается в глаза — отказ от гуманистической концепции вселенной. В образцовых блокбастерах 1990-х, например, в «Армагеддоне» или «Дне независимости», человек всегда находился в позиции царя природы, его смелость и отвага меняют ход истории, несмотря на колоссальные технологические достижения врагов или технические проблемы. Ничего подобного в фильмах MonsterVerse нет, даже наоборот — человек выступает как существо, способное лишь жить в гигантской тени титанов, будучи абсолютно неспособным уничтожить их или даже заставить их считаться с ним. Уже в первой части «Годзиллы» эту точку зрения озвучивает герой Кена Ватанабе, но наиболее ярко это демонстрирует судьба персонажа Сэмюэла Л. Джексона в «Острове Черепа», съеденного монстрами, которым он бросил вызов со словами: «Покажем, что царь на Земле — человек».

Второе: в отличие от большинства предыдущих франшиз, в MonsterVerse ценность человеческой жизни удивительно невелика, причем такая позиция не явно, но вполне последовательно оправдывается авторами. Лучше всего это продемонстрировано как раз в сиквеле «Годзиллы», где немало времени посвящено разъяснению позиций обеих сторон конфликта — тех, кто работает на «Монарх», и тех, кто борется за освобождение титанов. Обращает на себя внимание то, что обе фракции вообще не рассматривают вариант уничтожения титанов (этого хотят лишь военные, причем их точка зрения оказывается вопиюще ошибочной), речь идет лишь о том, на каких условиях людям придется сосуществовать с ними. Также примечательно, что план, который излагает персонаж Веры Фармиги, подразумевает неизбежную гибель множества людей во имя восстановления природного баланса, но никто всерьез не осуждает героиню за это, даже более того — ее действия встречают понимание (если не сочувствие). Единственная сфера, где еще имеет ценность индивидуальная человеческая жизнь, — семья, но людьми в целом главные герои (неважно, за «Монарх» они или против него) в принципе готовы пожертвовать.

Наконец, третий немаловажный момент. В фильмах MonsterVerse отчетливо прослеживается влияние лавкрафтианского подхода к Вселенной: древние боги обитают на Земле, и человек — не более чем игрушка в их руках. Конечно, кто-то из этих богов может оказаться милостивым к людям, но лишь потому, что он выполняет задачу более высокую, чем сохранение человечества, а именно — сохранение природного равновесия. В прошлом бывали фильмы с похожим посылом (стоит вспомнить ремейк «Дня, когда Земля остановилась»), но только в новом «Годзилле» он развернут настолько ярко и последовательно. Более того, стремление людей к экспансии (в широком смысле, от технологического прогресса до военных конфликтов) приравнивается в какой-то момент к поведению «суперхищника», который должен быть ограничен в своих аппетитах. В таком контексте логично, что верховным врагом Годзиллы вступает существо, находящееся за пределами земной природы: с людьми или другими монстрами можно находиться в состоянии равновесия, а вот с занесенным извне представителем другой экосистемы — нет.

Все это, конечно, может измениться в последующих фильмах. Но пока что MonsterVerse предлагает поразительно радикальную картину мира, вообще-то нехарактерную для блокбастеров, которые обычно построены на традиционных для европейского сознания архетипах о ценности индивида, прогресса и покорении природы. Все эти ценности осознанно поставлены во франшизе под сомнение, причем сомнение отрефлексированное. И с каждой новой картиной детализация этого послания повышается.






ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

В прокат вышел фантастический хоррор от продюсера Джеймса Ганна, рассказывающий о становлении суперзлодея. Дмитрий Соколов рассказывает, почему это кино не стоит обделять вниманием.

Сегодня на экраны выходит третья (и последняя, но это не точно) часть франшизы про Джона Уика, самого опасного киллера на планете. Дмитрий Соколов рассказывает, что подготовил зрителям Киану Ривз в этот раз. 

В прокат выходит «Проклятие плачущей» - новый мистический хоррор от создателей франшизы «Заклятие». Дмитрий Соколов объясняет, чего можно ждать от фильма, а на что лучше не рассчитывать.

КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер