НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Георгий Малков: «В кино нет времени воспитывать зрителя»

Kinomania.ru , 5 июня 2013, 18:41:48 22
В середине мая на Каннском кинофестивале был анонсирован выход компании Enjoy Movies на международный кинорынок. Генеральный продюсер Георгий Малков рассказал об этом и многом другом.

Kinomania.ru: Когда вы для себя решили, что время для выхода на международный рынок пришло? 


Георгий Малков: Это не было связано с нашими успехами в России. Скорее наоборот. Понимание того, что российский рынок без поддержки телеканалов имеет здесь потолок сборов, и количество жанров в которых не рисково что-то делать ограничены — комедии, мелодрамы — привело к этой мысли. Мы что-то стали на этот счёт думать. Но тогда это было чем-то фантастическим. Там своя огромная индустрия, своих людей хватает. Потом был фильм «Мамы», который прошёл здесь успешно и имел успех в рамках фестивалей русского кино за границей. Мы поняли, что можем делать кино, которое понятно другим людям (не комедии), поскольку эмоции фильм вызывал, что называется, интернациональные. А после успешного показа «Мам» в Нью-Йорке, (конечно, для русскоязычной аудитории, но всё-таки в Нью-Йорке), Сарик (режиссёр Сарик Андреасян — прим.) пребывая в, скажем так, лёгкой эйфории, да еще и пообщавшись с местным продакшеном, заверившим, что сможет организовать нам съемку фильма с голливудскими актёрами, вернувшись заразил и меня этой идеей. 

Мы для себя определили лимит бюджета, в рамках которого готовы попробовать этот эксперимент. Не $1,5-2 млн, как в России, но $4 млн — нас заверили, что это возможно сделать с несколькими голливудскими актерами. У нас был сценарий романтической комедии, как нам казалось, с хорошей концепцией. Подумали, что именно его и реализуем, как международный проект. Перевели его на английский. Наши американские партнёры начали искать актёров. В итоге это никуда не привело. Все-таки продакшен, с которым мы начали эту тему, не имел опыта и репутации в производстве полнометражного кино, а по сценарию стало понятно, что юмор ментально не очень понятен американцам. В общем, надо было думать про что-то другое. 

Тогда же, во время общения в Лос-Анджелесе с одной американской дистрибьюторской кинокомпанией, случилось знакомство с Тоувом и Хейденом (Тоув и Хейден Кристенсены — прим.), которые были партнёрами этой компании и планировали с ними запуск совместного проекта. Они вначале нас воспринимали как русских инвесторов, которым они готовы были предложить вложиться в их фильмы. Но мы обозначили свою позицию — нет, мы не инвесторы, а именно продюсеры с финансовыми возможностями. Спустя несколько недель братья Кристенсены должны были лететь в Китай на подготовку съёмок фильма «Изгой», и мы их пригласили заехать на несколько дней в Москву. Мы показали, что мы можем, что здесь делаем. Они увидели, что мы серьёзно занимаемся кино, что у нас здесь выстроены все процессы от производства до маркетинга и дистрибьюции. Ну, и человеческие отношения как-то хорошо сложились. И когда они вернулись из Китая, решили вместе работать. Они сказали, что найдут сценарий, скорее всего это будет не комедия, потому что для международного рынка интересны прежде всего экшн, фантастика. Появился один сценарий, но там не удалось договориться. Потом второй — тоже возникли проблемы. И вот наконец третий сценарий, который сейчас находится в разработке. Уже вовсю идёт подготовка. И 18 июня планируется начало съёмок. 

В каком жанре? 

Фильм про ограбление банка. По-английски «American Heist», в российском прокате скорее всего будет называться «Ограбление по-американски». Фильм основан на реальных событиях. У них уже была экранизация этой истории, «Большое ограбление банка в Сент-Луисе». Можно даже сказать, что это будет некий римейк того фильма. Сниматься всё будет в Новом Орлеане. Достаточно бойкий сценарий получился, с хорошей концепцией. 

Бюджеты на эти фильмы заявлены не очень большие... 

Ну как? На этот фильм $8-9 млн долларов. 

Вы рассчитываете на кинопрокат? 

В Америке? 

Да. 

Мы наверняка не знаем, но наши партнёры Тоув и Хейден считают, что вероятность кинопроката высока. Понятно, что прокат прокату рознь, может и 300 копий, а может и 1000. Но кинопрокат предполагается. Скорее всего фильм будет продан дистрибьютору, который уже будет решать: каким форматом выпускать, сколько на маркетинг тратить и т.д. 

Вы как продюсер, как планируете совмещать съёмки там и здесь? 

Я, конечно, поеду в Америку, но никакой активной позиции, как в России, там я занять не смогу. Всё равно там есть определённые правила, попытка изменить которые может только ухудшить ситуацию. Все защищены профсоюзами. Никакой ручной настройки там не будет. Честно говоря, еду туда не столько, чтобы управлять ситуацией, сколько, чтобы понимать ситуацию и как это всё работает. Чтобы в следующем проекте уже иметь чёткое представление, где можно заранее ситуацию как-то подкорректировать. Всё же это про деньги, в конечном счёте. Десятки ассистентов и прочих «диких» для нас расходов, всё это сказывается на бюджете. Буду там две недели. Буду зрителем, слушателем и, возможно, даже в чём-то учеником. 

С финансовой точки зрения как разграничены ваши полномочия с Кристенсенами? 

Понятно, что Тоув, как представитель той индустрии для нас является сейчас неким интерфейсом в общении с партнёрами, контрагентами, группой. Мы ему что-то предлагаем, он говорит «Нет, так нельзя». О чём-то он сразу говорит, что даже пробовать это не будет. Сейчас для нас это история выхода на международный рынок. Выйти, получить международную дистрибьюцию. Да, у нас есть эстимейты (примерная оценка стоимости конечного продукта — прим.), позволяющие предполагать, что мы вернём вложения и заработаем. Но мы для себя уже решили, что сейчас всё делаем по «жесткой» навязанной нам схеме, а дальше уже посмотрим. Хотим, чтобы ситуация для нас в будущем была более управляемой. Например, по схеме Люка Бессона. Заработал репутацию в Голливуде, а сейчас делает всё то же кино с голливудскими актерами вне Америки. На том же английском языке в понятной ему Европе, где нет влияющих на значительное удорожание профсоюзов. 

В России у вас хороший маркетинг, вы очень чётко расставляете акценты, что в итоге работает. Кто этим будет заниматься на международной арене? 

Вот тут мы уже будем активно участвовать, никакие профсоюзы не помеха. Маркетинг, по сути, начинается уже сейчас. Актёры это тоже часть маркетинга. Что касаемо актёрского состава, тут мы с Тоувом дискутируем постоянно. Если он предлагает актёра, мы сразу просим его аргументировать с точки зрения международного рынка. Для нас это важно. Во-вторых, локации. Мы с самого начала сказали, что снимать надо в «узнаваемой» Америке. Снимать в Сент-Луисе — неправильно изначально. Для Америки — да, хорошо, но для всего мира это проблема. Думали, для промо в России может кого-то интегрировать туда из наших актёров, понятно, что на английском языке, может быть в эпизодическую роль. Пока не уверены, что это будет иметь какой-то сильный резонанс. 

Мы подробно анализируем маркетинг успешных фильмов. Не мейджорские франшизы, там как раз всё понятно. А берём независимый фильм с более-менее известным кастингом и смотрим, что позволило им выстрелить. Поэтому тут мы будем своеобразной финальной инстанцией, на уровне трейлеров, ки-арта. Вопрос в правильной коммуникации с целевой аудиторией, если мы правильно её определили. И вот тут неважно, в России или ещё где-то. Я думаю, что принципы везде одинаковые. 

То есть стратегия, условно, Александра Невского, когда снимается ко-продукция и там обязательно актёры и с той и с другой стороны вам не подходит? 

А в чём у него эта стратегия реализована? В Америке, насколько я знаю, это сразу выходит direct-to-DVD, а в России его фильмы выходят direct-to-десять-экранов. 
 
Понятно. Эту идею изначально не рассматриваете. 

Дело в не этом... Возможно, это имеет смысл. Но мы считаем, что российский рынок во всей этой схеме даёт незначительный процент. Поэтому, если это значимая роль, то лучше взять актёра с международной репутацией. Если незначимая, то вряд ли появление какого-то персонажа в эпизоде станет событием. Думаю, что доли процентов зрителей шли на «Особо опасен» ради эпизода с Хабенским

Сейчас Светлана Ходченкова будет в новой «Росомахе»... 

Нет, ну тут другая история. У Ходченковой тут большая роль, одна из главных. 

А у вас нет опасений, что работа на два фронта может негативно сказаться на производстве фильмов в России? 

Так получается, что календарно это удачно разводится. 18 июня заканчиваются съёмки «Легок на помине». В начале июля съёмки пятой новеллы нашего альманаха «Чемпионы» про фигурное катание, я буду здесь. Поэтому вроде ничего не пересекается. Ну а дальше... 

Вы же понимаете, что в дальнейшем нагрузка будет только увеличиваться... 

Да. Мы понимаем, что нужно найти людей, которым в идеале можно было бы делегировать производство нескольких фильмов как самостоятельным продюсерам здесь в России. Нашли бы команду, которая для нас уже как для мейджоров делала бы кино. Это было бы хорошим подспорьем. Сейчас, собственно, этим и занимаемся и на это рассчитываем. С другой стороны, возможно, бег за количеством трансформируется в нечто другое. Возможно, мы будем снимать всё так же здесь уже с зарубежными актёрами. То есть мы будем делать 3-4 фильма, как тот же Люк Бессон, понимая, что у них есть шанс на международную дистрибьюцию. Конечно, на английском языке. 

Вы опять вспоминаете Бессона. В целом рассматриваете стратегию Бессона-продюсера как успешную? 

Она понятная, она сработала, она успешная. Как один из вариантов, да. 

Сейчас в Сочи идёт «Кинотавр». В прошлом году вы участвовали там в питчинге (презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов — прим.). Что-то для себя нашли? 

Да. Два человека, с которыми мы там активно общались, Жора Крыжовников и Катя Телегина, сейчас снимают полный метр. У Кати был сценарий, концепция нам нравилась, но мы посчитали, что в самом сценарии есть проблемы. Она договорилась с «Базелевсом», посмотрим. Идея хорошая. Ребята всё сделали профессионально, на питчинге уже был трейлер. Вопрос «Что увидим в кино?». Не знаю, мне, правда, очень интересно. У Крыжовникова была своя концепция, было видно, что ребята с креативом. Особенно после короткометражки «Проклятие». Стали думать, как это всё докрутить. Он продолжал заниматься телевизионными делами. Мы своими делами. В общем, блицкрига не случилось. А дальше пути разошлись. Но эти два проекта были действительно интересны. А в этом году я посмотрел заявки и, честно говоря, ничего интересного для себя не нашёл. 

В прошлом году в Сочи победил фильм Павла Руминова «Я буду рядом», продюсером которого вы являетесь. Для вас это единичная, частная история или вы планируете продюсировать подобные фестивальные картины? 

Тогда это была частная история. Честно говоря, изначально вообще снимался телевизионный фильм. Мы понимали, что для такого кино, телеформат — наименее рисковый вариант. Важно было и то, что делался фильм не на наши деньги, а на деньги студии «Квартал 95» и канала Iнтер. На тот момент мы с ними близко общались, даже думали о совместном кинопроизводстве. Этого не случилось, но вот это проект решили вместе сделать. Сценарий с самого начала всех очень зацепил. Я гарантировал, что мы сделаем фильм в экономичном бюджете. В итоге получился 4-серийный фильм. Волею судеб его увидел Алексей Учитель. Мы как раз решали нужен ли полный метр. Паша очень хотел. Но мне было понятно, что в прокате шансов нет, даже учитывая наши отношения с «Каро». Учитель сказал, что есть шансы попасть в программу «Кинотавра». И вот тогда это уже стало иметь смысл. Они стали с Пашей эту историю дорабатывать. Был вариант в полном метре рассказать всё, что было в 4 сериях, не получилось. Получилось наполовину. В полном метре другой финал. И в таком виде картина попала на «Кинотавр» и, так случилось, что выиграла. 

В любом случае это не позволило фильму стать каким-то прокатным хитом. 

Но хорошая фестивальная судьба... 

Это да. Много фестивалей, Паша много с ним поездил. Сейчас мы случайным образом узнаём, что на неделе русского кино в Китае идёт фильм «Мамы» и «Я буду рядом». 

И всё-таки в дальнейшем не планируете такие фестивальные фильмы поддерживать? 

Фестивальная история ни в России, ни в мире не имеет никаких критериев. Я не очень люблю играть в истории, где нет никаких правил. Я понимаю, что это очень субъективная вещь. Часто накладываются политические моменты. Я же понимаю, какая реакция была у куратора фестиваля «Кинотавр», у Александра Роднянского, когда выиграл фильм, у которого в продюсерах значится Enjoy Movies, вызывающая дикое раздражение у него своими фильмами. 

Для меня история с кино, которое доходит до зрителя, понятна. Там честно всё. Вышел фильм, не пошёл зритель в кинотеатры, ну, до свидания. Ты сам виноват. Вопрос в другом. Что такое авторское кино? Это кино, которое должно двинуть индустрию дальше? Заставить людей измениться? Или ещё что-то. Если честно говорить, в таком кино продюсер не важен вообще. Важен действительно режиссёр. Соответственно, если я значусь в титрах как продюсер, я всё равно понимаю, что это режиссёрская история. Если говорить об авторском кино, то мне, наверное, было бы интереснее это сделать уже как режиссёру, но пока таких планов нет. 

А говоря о фильмах значимых. У нас есть фильм «Мамы», сейчас делаем «Чемпионов». Там хорошо рассказанная человеческая история, которая должна тронуть. Может там нет новаторства по форме, но фильм точно будет вызывать интерес у зрителя своей глубиной и лиризмом. 

Говоря о «Мамах». Это альманахи. Их снимают несколько режиссёров. Вы в дальнейшем этих режиссёров, что называется, ведёте? 

Абсолютно. Конечно. Для нас это экспериментальная площадка из которой у нас сформировались системные отношения с Артёмом Аксененко, который, правда, в первых «Мамах» ничего не снимал, но снимал во вторых. Женя Абызов, снявший в первых «Мамах» новеллу, получил возможность работать дальше как режиссёр. Дима Дюжев, дебютировавший в режиссуре в «Мамах», сейчас снимает новеллу в «Чемпионах». Хотя сейчас мы обсуждаем с ним идею полного метра, и пока эта идея не закрыта. Тот же Эльдар Салаватов. В общем, да. 

К вопросу о жанрах. Вы считаете, что в России коммерчески успешными могут быть только ромкомы? 

Необязательно ромкомы. Комедии. Могут быть романтические, молодёжные, хулиганские. 

Да, но только комедии получается? 

Не только. Скажу так, комедия наименее рисковый жанр. Ты точно можешь конкурировать с Голливудом, потому что это ментальный юмор. И в этом жанре зритель не требует каких-то суперэффектов. Из-за этого, соответственно, всё можно сделать в управляемом бюджете, что позволяет рассчитывать на возвращение денег. 

Говоря о других жанрах. Это ужастики. Недорогие, бюджетные ужастики. Вот тут как раз без звёзд. Чтобы всё по законам жанра. Это всё может работать. Попытки, которые у нас были — «Мёртвые дочери», «Путевой обходчик», «С.С.Д.» — они все пытались делать не канонический жанр, а что-то большее. Драму, арт-хаус и так далее. А вот сделать чистый абсолютно жанр. Опять же есть масса ментальных страхов. Была попытка такая, но неправильно сформатированная, они попытались сделать это как семейное кино. Я имею в виду «Роррима Бо». История про то, как в пионерлагере начинают оживать персонажи страшилок: Чёрная рука и другие. 

Хорошая идея. 

Идея-то хорошая. Но они попытались её упаковать как семейное кино на Новый год. Если бы это делалось, как чистый жанр, ужастик, тогда прекрасно. Есть тема экстрасенсов, раскаченная телевидением. Думаю, могло бы получиться. 

С другой стороны. У вас на этот новый год выстрелили вторые «Мамы». 

Да, $12 млн. 

Смотрим, что будет на следующий: ваши «Друзья друзей», «Ёлки 3» и «Любовь в большом городе 3». Все три — комедии. Нет опасения, что зрителя можно банально перекормить? 

Новый год прекрасен тем, что в эти праздники, те люди, которые обычно ходят в кино 1 раз в неделю, в этот раз ходят 4-5 раз в неделю. То есть нам важно оказаться в топ-4 зрительского внимания. Мы своим маркетингом сейчас дистанцируемся от «Ёлок» и «Любви в большом городе», говоря, что там что-то взрослое и семейное, а у нас хулиганское, молодёжное. Может быть такой «Мальчишник в Вегасе». Не «Муви 43», но больше в том направлении. Немножко экшена, какой-то авантюры. Лица, понятные молодёжной аудитории: Харламов, Батрутдинов, Ильин, Наумов, Нюша. Мы хотим привлечь как раз молодёжную аудиторию. 

Условно говоря, «Ёлки» — это семейная история, кому-то после сиквела показалась чуть-чуть назидательной, более мелодраматичной, нежели комедийной. При выборе, я думаю, наши «Друзья друзей» для молодёжи могут оказаться ближе. «Любовь в большом городе» — поклонники франшизы уже люди повзрослевшие. Словом, ориентируемся на молодёжь и не видим тут для себя проблем. 

Ещё одна важная тема. Есть ощущение, что за последний год государство усилило своё внимание к кинопрокату. У вас, как у частной компании, это не вызывает никаких опасений? 

Пока мы в тренде. В том смысле, что государство просит увеличить долю российских картин в прокате. На наше кино зрители ходят. Но благодаря людям, пытающимся доказать на основе успеха «Легенды № 17», что зрители жаждут такого патриотического духоподъёмного кино, проблемы могут начаться. Например, начнут говорить, что мы своими «Что творят мужчины!» убиваем вкус, делаем людей дебилами и так далее. 

К сожалению, кино уже давно не является проводником какой-то идеологии. Кино сейчас является, скажем так, замыкающим той идеологии, которая навязывается телевидением. Если этот юмор и люди востребованы, условно, на канале ТНТ, то мы вынуждены делать подобное. Потому что, если мы сделаем что-то, что зрителю не понятно, то у нас просто не будет времени объяснить... В кино вообще нет времени воспитывать зрителя. У нас есть первый уикенд, и если зритель не придёт, то всё. А новое постепенно надо раскачивать. Пришли посмотреть опиньонмейкеры (от англ. opinion — мнение, make — делать, — прим.), рассказали кому-то какое это хорошее кино, дальше те рассказали ещё кому-то... красиво, но на это нужны месяцы. А у нас их нет. Кинопрокатчики говорят «Людей нет, заполняемость залов слабая, всё, до свидания». 

Меня в принципе удивляет такое пристальное внимание к российскому кино, на которое системно ходит от 1 до 3 млн человек, со стороны чиновников. Самый маленький телеканал — это аудитория в разы большая. И туда особо никто не лезет. Не выясняют особо, что там показывают и зачем. Все переключились на кино. Кино уже давно не идеологический продукт. Идеологию формирует телевизор. А мы вынуждены быть на хвосте этого всего. 

Мы будем рады, если с приходом на наш рынок канала HBO людям начнут нравиться более качественные истории, сериалы, драмы. Чтобы в результате появлялся запрос видеть это и в кино. Поверьте, мы отреагируем и новыми темами, и новыми жанрами, и новыми подходами. 

А сама ситуация с госзаказом? 

Думаю, что в чистом виде этого не будет. Вряд ли людям с частными деньгами будут что-то заказывать. 

Ну вот Путин сказал, что надо что-то про Льва Яшина. Тут же запустили.

Запустили на государственные деньги. Мы надеемся, что Фонд Кино внесёт нас в этом году в список мейджоров. И у нас есть фильмы, которые подпадают и под критерий «социально значимый» и под «зрительский», мы их с удовольствием сделаем. У нас есть хороший сценарий про наводнение в Крымске. Кино про ребят, которые совершают подвиг. В бытовом смысле этого слова, просто идут и спасают людей. Ни десятки, ни сотни — несколько человек. Причём сами ребята вначале вообще могут не понравиться зрителю — кто-то, условно, «гопник», кто-то назойливый коммивояжер. Но, когда надо проявить гражданскую позицию, мы видим их как настоящих людей, а не представителей «определенной социальной группы». Всё это основано на вполне реальных историях. И, думаю, зрителям очень нужны истории про то, что рядом с ними всё-таки живут не просто раздражающие их соседи по квартире или водители, подрезающие на дорогах, а люди, способные проявить свои лучшие качества в экстремальной ситуации. 

Те же «Чемпионы». Я сейчас показываю трейлеры, ки-арт разным людям. Меня спрашивают «Вам заказали?», говорю «Нет, сами делаем». Пять новелл по реальным победам наших спортсменов последних лет. От всех спортсменов получили согласие на экранизацию. Думаю, такой кинорассказ о людях, принесших нам положительные эмоции своими победами, даст зрителю возможность ещё раз их пережить и напомнит, что ему есть кем и чем гордиться в своей стране. Ещё раз говорю, мы вряд ли кого-то изменим с помощью кино, но если людей оно зацепит, они переживут сильные эмоции и захотят обсуждать его с друзьями и близкими — это уже немножко сблизит людей, как сограждан, что мне кажется очень ценным результатом. 

И последний вопрос. Как оцените потенциал картин Enjoy Movies, заявленных на 2014 год? 

В начале года три картины — «Друзья друзей», «Чемпионы» и «Легок на помине». Думаю, все три фильма, это не консервативный, но и не оптимистичный прогноз, должны собрать в сумме под миллиард рублей.

Беседовал Станислав Никулин






КОММЕНТАРИИ 22
Станислав, это единичный случай, или и дальше будете брать интервью? Заранее спасибо за ответ.
уже прочитал, что будет, в разделе inside)
Интервью интересное, спасибо. Но вот странная штука, читаешь, и понимаешь, что в этом Enjoy адекватные люди сидят. И с рассуждениями некоторыми Малкова я согласен про телевидение и кино. Но как, КАК можно такие фильмы как "Что творят мужчины" снимать??!! О чем вообще думают продюсеры-режиссеры. >> Например, начнут говорить, что мы своими «Что творят мужчины!» убиваем вкус, делаем людей дебилами и так далее. Так так и есть! Действительно убиваете вкус у молодежи, делаете их дебилами. О чем тут спорить.
В смысле о чем думают? Но оно же окупилось. Еще и прибыль принесло. Вот и ответ.
Это понятно. Бизнес есть бизнес. Но деньги можно зарабатывать по-разному. Я не призываю, чтобы они стали арт-хаус снимать, а говорю об отсутствии пошлости и качестве юмора.
А вот черт его знает. Мне это самому интересно. Может по другому не умеют? В Камеди Клаб раньше (давно его не смотрел) большая часть юмора на этом построена была.
Хоть бы у 95 квартала поучились. Там фильмы тоже не фонтан, но довольно милые, непошлые и временами смешные.
Мне, честно скажу, обе части альманаха "Мамы" показались вполне пристойными. Если они будут в этом направлении двигаться, то я только за.
Есть много людей, которые запросто пойдут по пути наименьшего сопротивления. Вы им предлагаете измениться? Наивно ж. А комедии снимать сложнее всего. Процент хороших всегда будет очень мал.
Да я прекрасно понимаю, что когда люди снимают за два лимона баксов, зарабатывают двенадцать, говорить об изменениях глупо. )


>> Например, начнут говорить, что мы своими «Что творят мужчины!» убиваем вкус, делаем людей дебилами и так далее.


Ну, кстати, зря этот Малков опасается, что государство станет предъявлять им такие претензии. По-моему. наоборот, оно будет этому только радо.
Прокат в Америке? В какой? Южной? Ахахахахахахахахаха!
Еще удивительно было услышать, что количество копий их фильмов там может варьироваться от 300 до 1000.
В США в прокат не выходят 99% самых успешных европейских, да и вообще мировых фильмов за год, кроме 1%, который можно посмотреть в ограниченном количестве кинотеатров, владельцы которых показывают "кино" только в больших городах. Также обстоят дела с лучшим независимым американским кино, которое вообще никто не показывает, кроме фестивалей. А тут какое-то Enjoy решило в прокат попасть. Держите меня семеро.
Это интервью стоило прочитать хотя бы ради того, чтобы узнать о существовании такой короткометражки как "Проклятие". С удовольствием ее посмотрел.
полностью вас поддерживаю

В Америке, насколько я знаю, это сразу выходит direct-to-DVD, а в России его фильмы выходят direct-to-десять-экранов.

Уел!
Интересное интервью, спасибо! Малков - отличный продюсер и профессионал.
Георгий, перелогинтесь!
обожаю сарказм)

Я, конечно, поеду в Америку, но никакой активной позиции, как в России, там я занять не смогу.

Это при бюджете фильма $8-9 млн. Немалая сумма для обучения одного русского продюссера.

Ещё раз говорю, мы вряд ли кого-то изменим с помощью кино.

Ещё как измените, это же средство влияния массовым сознанием. Снимая "Что творят мужчины" - вы меняете отношение к Российскому новому кино, люди потратив 200 руб. за сеанс, после просмотра зарекаются ходить на отечественные фильмы. P.S. Бессон до Голливуда снял отличные образцы (до сих пор на них равняются) нового французского кино. Он там и как продюссер и как сценарист и режиссёр. Это исключительный случай. Нельзя равняться на одного талантливого француза. У вас компания, там распределены обязанности по миллиметрам, совсем другая история, и время уже другое. Голливуд в кризисе идей, а деньги нужны, вот и привлекаются то Китайские, то Германские (теперь вот и Русские) продюссеры, вложений для. А на выходе всё та же США-агитка получится.
>>Георгий Малков: «В кино нет времени воспитывать зрителя»
Это мог сказать нормальный человек? Оглядываясь на наш кинематограф, я могу сказать, что это будто попытка оправдания за грехи. Одни сплошные комедии за авторством режиссеров по фамилии ...-ян, которые пропагандируют секс без обязательств, потребительский образ жизни, одни шутки ниже пояса или вверх остроумия обсирание российской действительности. Еще немного и поверишь в план Даллесса. У американцев тоже много комедий, где выше пояса не поднимаются вроде трилогии Мальчишника, этот фильм я еще могу со 100 процентной уверенностью обвинить в пропаганде наркотиков. Но также снимаются и глубокие фильмы, которые меняют людей, хотя на первый взгляд как будто ничего не произошло.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер