НЕОБХОДИМА АВТОРИЗАЦИЯ

Живущая в Монако американка Элис (Сесиль Де Франс) обрушивает мировые финансовые рынки с той чуть неопрятной лихостью, с какой сметает крошки с офисного стола. Несколько кликов на клавиатуре одной левой (правой героиня в сухомятку обедает кексиком) — и вот вам каюк испанской банковской системы, успевший войти в новейшую историю. С таким талантом человеку, особенно если он симпатичная блондинка, не долго лихачить на фрилансе. Сперва Элис нанимает на работу олигарх Иван Ростовский (Тим Рот), а затем ФСБ, у которой к Ростовскому личные счеты. Банкир неосторожно поспособствовал возвышению будущего главы конторы Владимира Черкашина (Владимир Меньшов), и тот, в лучших византийских традициях российской политической системы, не может кушать, пока аккуратненько не сживет со свету своего благодетеля. 


Ответственным за вербовку Элис и сбор компромата на олигарха назначается знойный полковник Григорий Алексеевич Любов (Жан Дюжарден), оперативная кличка Моисей. Влюбившись в Элис с первого взгляда в злачном заведении «Судьба», он отправляется с ней выпить в бар «Апокалипсис», а затем в гостиничный номер. Пока партнерша испытывает второй оргазм, перед мысленным взором Любова, затуманенным лишь отчасти, торчком встает персонаж Меньшова и по-отечески взывает к его совести и профессиональному долгу. Моисей принимает к сведению, но не внемлет. Между тем за монакскими маневрами с пасторальной американской лужайки наблюдает руководство ЦРУ. 

При создании картины Эрик Рошан, по собственному признанию, равнялся на «Дурную славу», и не будет большим святотатством заметить, что добился в этом успехов. Параллели легко прослеживаются, пусть и со скидкой на масштаб дарования. В своем фильме 1946-го года Хичкок, например, угадал, что в обозримом будущем стратегические расклады станут определяться количеством не танков, но обогащенного урана. А в «Мёбиусе» у героя Максима Виторгана хоть и всего-то десяток реплик (из них «Может, отсосешь все-таки?» повторяется дважды), зато фамилия Собчак. Кроме того, по результатам просмотра стоит иметь в виду, что если американцы введут войска в Иран, это будет результат блестящей операции ФСБ по ослаблению экономики США. А если не введут — значит, Любов, презрев государственные интересы, все-таки дотянется в ответственный момент до возлюбленной чекистскими руками. Руками не особенно чистыми (успевшими сломать шею единственному на весь фильм вменяемому человеку, который с самого начала твердил, что «телка-то левая»), но, как покажет развязка, вполне чудотворными. 

Как дотянется технически, из фильма не особенно понятно. Романтическую линию, как и ХичкокРошан гнет с куда большим воодушевлением, оставляя за шпионскими штучками вспомогательные функции водевильного антуража. Сверхдержавам нечего противопоставить любви агентов: ее не берет ни полоний, ни «Столичная», слепнут камеры видеонаблюдения, бессильно глохнет прослушка сотовой связи и отскакивает горохом от стенки трубный зов Родины, грохочущая над улочками Монако «Вставай, страна огромная». Этот сильный, пусть и едва ли осмысленный автором, геополитический образ льстит сколь угодно настороженному русскому уху и глазу (как и базары про лаве во вполне аутентичном исполнении Тима Рота), пробуждая к плохонькому, в общем-то, «Мёбиусу» безотчетную симпатию. При том, что с одного взгляда, как на блондинку в стрип-клубе «Судьба», понятно, что ну кидалово же, наверняка.






КОММЕНТАРИИ

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
  • I
  • B
  • Цитата
  • Спойлер